0


Главная
Главная
 
Опровержения Опровержения
 
Электронные версии книг - скачать
Книги
 
Господь не дает не по силам креста Версия для печати Отправить на e-mail

Интервью с диаконом Андреем Кураевым // Верую! Газета православных христиан. Иркутск. 1999, № 1 (15)

Диакона Андрея КУРАЕВА вряд ли надо представлять нашему читателю.
Профессор Московского Свято-Тихоновского богословского института,
кандидат философских наук и кандидат богословия,  автор многих книг и статей на религиозные и философские темы.

 

Отец Андрей, как вы сами пришли к вере? Насколько сложен, прост или извилист был этот путь?

Сейчас, по прошествии 15 лет, кажется, что все было очень просто...

Вот недавно я ездил в монастырь к кришнаитам, в Подмосковье, где их центр, главный в России. И очень интересную выяснил вещь. Оказывается, в их философических построениях есть диспут, очень похожий на тот, что ведется в христианском мире между протестантами, православными н католиками. У католиков считают, что ты своими заслугами должен заработать себе спасение. Протестантские полемисты говорят: "Нет, ты только уверуй, Господь тебя Сам спасет. Тебе не надо никаких заслуг, добрых дел". Православный путь такой "царской середины".

Так вот, у кришнаитов есть две школы, одна из которых близка православным, вторая протестантам. И они между собой спорят: я бы так условно назвал "школа обезьянки" и "школа котенка". Первая говорит, что детеныш обезьяны цепляется за мать, и она его переносит с ветки на ветку. От него всетаки требуется усилие, чтобы цепляться за мать. "Школа котенка" полагает, что кошка его в зубах несет, котенок ничего не делает. Так и Господь спасет человека, который в этом никакого участия нс принимает. Скорее я последователь "школы котенка".

Можно, конечно, долго рассказывать, как я из полного неверия, выходец из семьи, где не было православной традиции, перешел с кафедры атеизма в семинарию. Как пришел в Церковь. И при этом буду употреблять местоимения "я", "мне". На самом же деле это было чудо. Не я пришел в Церковь, а Господь "взял за шкирку", вытащил и протащил, как я этому ни сопротивлялся. Чудо любое проявление Божией воли. И именно потому, что это чудо, оно не подлежит дальнейшему анализу. Это нельзя дальше расчленять. Здесь можно просто замереть... Чудо есть чудо, и чудо есть Бог.

Если же говорить о чисто человеческих составляющих, о том, что зависело от меня, что я в себе фиксировал... Одним из первых побуждений, чтобы от мира профессионального атеизма войти в мир Церкви, было ощущение нечистоплотности моего ремесла. Хотя я был человеком неверующим, за годы учебы в университете у меня почемуто сформировалось благоговейное отношение к чувствам религиозных людей. Я даже немножко им завидовал: у них вот есть вера, а у меня нет. В коммунизм я не верю...

Простите, я какое ремесло вы имеете в виду?

Атеистическая пропаганда.

А где Вы должны были работать?

По логике вещей, я должен был стать преподавателем МГУ. Такие предложения были на пятом курсе. Я мог остаться, и сразу после университета преподавать. Кстати, cтал бы. наверное, самым молодым преподавателем МГУ. Или мог поступить в аспирантуру и после также преподавать марксистско-ленинскую философию или научный атеизм.

Скажите, пожалуйста, есть у вас в жизни эпизод, поворотное событие, после которого вы как-то в корне изменились?

Таких эпизодов было много. Но все это уходило, будто в песок. Наверное, таких толчков набралось около десяти oт I8 до 20 лет. В 19 лет я уже крестился.

Где же вы крестились?

В Москве, в храме Иоанна Предтечи. Причем, крестился по принципу: искал храм. которым был бы максимально далек от моего дома и университета с тем, чтобы никаких случайных знакомых не было, чтобы никто не “настучал”. Если узнают в университете – выгонят, у родителей будут неприятности из-за меня... И за это я себя сейчac очень корю: в том храме, где крестился, теперь я служу. Два часа в одну сторону, два – в другую… И все говорю себе: "Что ж ты, мерзавец Андрюша, таким трусом был?!”. Первые полгода я стоял на службе, оглядываясь на каждый стук входной двери: вдруг кто знакомый вошел…

Hе могли бы Вы yтoчнить, какие это годы были?

82-83й… Так и дрожал, пока однажды сердцем не yслышал на водосвятном молебне прокимен, в котором возглашалась строчка из псалма: "Господь просвещение мое и спacuтель мой, кого убоюся?" И я подумал: "Господи, кого же я боюсь?" И после этого страх как рукой сняло... Да, таких толчков, событии было много>.

Нам читали потом к университете закрытый спецкурс только для посвященных: "Современное состояние Рyccкой Православной Церкви". И вот приводят нам статистику о Московской духовной академии столько-то там студентов, столько-то преподавателей, кандидатов, доцентов, профессоров. И вдруг у меня ощущение рождается: это мое, я должен быть среди этих тридцати человек. И думаю: какие счастливые, люди единственные 30 человек в стране, которые, имеют право преподавать и при этом не цитировать Ленина и Маркса! Я должен быть в их числе.

На уровне же рациональном я понял главное став преподавателем атеизма, буду заниматься нечистоплотным делом: сам не имея веры, буду разрушать виру других людей. Это нехорошо. Это подобно деторастлению. А с другой стороны возникло и ощущение собственной профессиональной нечистоплотности, некомпетентности: какое право есть у меня, человека, не имеющего религиозного опыта, судить, что эти верующие люди переживают? Я уже читал тогда>святоотеческую литературу и знал, что есть духовный опыт. Мои же суждения будут не больше, чем суждения евнуха о брачной жизни или слепого об истории живописи. Даже когда я пошел креститься, я еще не был действительно верующим, скорее просто ставил эксперимент на себе.

То, что произошло в самом крещении это настоящее чудо, потому что в тот день я понял слова Христа: "Царствие Божие внутри вас есть". И после этого уже ни о каком возвращении к атеизму речи быть не могло.

Была ли какаято духовная личность, которая повлияла на ваш выбор, на вашу судьбу?

Нет, в этом особенность моего пути в Церковь, которая, может быть, сказывается до сих пор. Я пришел в Церковь не через людей. Точнее, я их знал и любил, а, те скрывали, что они верующие. Такие люди были, скажем, среди моих любимых преподавателей университета. Но о том, что они православные, узнал уже после поступления в семинарию.

Отец Андрей, у вас есть духовник?

Есть.

Вы богослов, у вас, человека очень образованного нет этой границы, преграды между вами и вашим батюшкой?

Нет, конечно, К духовнику каждый приходит голым, без медалей, побрякушек, дипломов…

Вы часто говорите о красоте Православия, любовь к которому у вас очень глубокая и за которое вы так мужественно стоите. Если все же открыть, за что Вы его любите?

Во-первых, за то, что оно меня терпит. Во-вторых, я все же считаю себя новичком в Церкви. Я уже 15 лет крещен, но именно потому, что это для меня не изначальный опыт, до сих пор делаю для себя множество открытий в церковной жизни, в истории Церкви, богослужении и в ее современной жизни. И в себе, и в окружающих людях вижу немало недостоинства, и если бы я не был убежден в правоте Православия, дня бы в Церкви не остался. Я в Церкви не потому, что умные книжки прочитал, а потому, что встретил людей, а которых Православие живо и из которых свет Христов струится.

В прошлом году я побывал в 52х городах России. И если раньше считал, что Москва это такая язва на теле страны, а свет зреет на Востоке, гдето в глубинке, то теперь мое мнение изменилось. Нигде сегодня нет более интересной, насыщенной церковной жизни, чем в Москве. Она сейчас самый церковный город России, В Москве наибольшее средоточие зла нашей жизни, и здесь же такой свет, такой концентрации, которой в других городах нет.

Сегодня главная проблема найти дорогу к Церкви, войти туда, чтобы Церковь была раскрыта к людям. Святость это уже дальше, дальнейший путь духовного восхождения. В Москве есть множество удивительных инициатив. Это и православные газеты, и православное радио, постоянные лектории. Есть священники замечательные проповедники, священники, ученые, духовники. У всех разные таланты: одни умеют говорить, другие слушать. Может быть, даже более редкий и ценный дар умение слушать, а нс говорить.

А разве это не удивительно, когда приход, а не Патриархия создает богословский институт?! Отец Аркадий Шатов организует при больнице курсы сестер милосердия. Есть приходы, открывающие свои гимназии, дома престарелых.

В Москве у человека не может быть извинения: я не знал, не мог узнать о Православии. Здесь 300 церквей, сотни священников. И найти нужных людей не проблема. И те наработки миссионерские, приходские, которые есть, надеюсь, дойдут и до глубинной России.

В Москве мне очень легко работать, здесь у меня есть право быть невеждой. Скажем, если я не могу ответить человеку на какойто вопрос, в котором некомпетентен, направляю его к православному ученому, и он даст профессиональный духовный ответ. Если вы считаете, что какойто физический закон противоречит Православию, идите в храм Николы в Кузнецах, там служит отец Владимир Воробьев. Он кандидат физикоматематических наук. Поговорите с ним. Если речь о какойто психологической теории, найдите отца Бориса Нечипорова. это практикующий психолог, психиатр по образованию, поговорите с ним. Чтото в области медицины несовместимо с Православием? Вот вам отец Анатолий Берестов доктор медицинских наук. У вас вопросы по истории? Обратитесь к отцу Валентину Асмусу или отцу Александру Салтыкову...

Хочу спросить вас и о молодежи, так как сама работаю со студентами и школьниками. На какие группы вы условно делите молодых?

Ни на какие. Свое общество я обычно молодежи не навязываю. Они сами ко мне приходят. И та молодежь, с которой я общаюсь, довольно своеобразна. Я думаю, что это лучшие люди. У тех, кого я вижу, очень добрые лица. Мы живем в парадоксальной стране; где старики безбожники, а молодежь религиозна. Я, хожу по Москве, езжу по городам в облачении священнослужителя, и не было случая, чтобы даже спьяну какойто подросток или юноша меня бы обругал, а старики, бывает, с палками набрасываются.

Отец Андрей, вы могли бы коротко определить, что такое человек? Не как лектор и не как богослов. Вы же много об этом думаете... На пороге XXI века это>вопрос глобальный что есть человек?

У меня нет готовой формы, а придумывать сейчас я нс буду. Но молодым могу посоветовать прочесть три прекрасные книги Владимира Марцинковского. Семена Франка и Евгения Трубецкого. Все они называются одинаково: "Смысл жизни".

Не кажется ли вам, что свобода, которая человеку дана, это все-таки груз для него непосильный?

Нет, не кажется. Господь не даст не по силам креста.

 

Беседу провела. Лилия ЛАДИК. Москва Иркутск.

 

 
Страница сгенерирована за 0.002343 секунд