0


Главная
Главная
 
Опровержения Опровержения
 
Электронные версии книг - скачать
Книги
 
Интервью о.Андрея Кураева в Донецке "Газете по-донецки" Версия для печати Отправить на e-mail

Расшифровка интервью диакона Андрея Кураева,
данного «Газете по-донецки» 20 мая 2008 г

- Сейчас Украинскую Православную Церковь растягивают между Россией и Константинополем. Хотелось бы узнать Ваше мнение и Ваш прогноз на этот счет.

- Растягивание предполагает наличие усилий. Но я не вижу, чтобы Москва прикладывала какие-то усилия для того, чтобы всерьез поддержать симпатии к себе в православной Украине. Я не вижу, чтобы какие-то средства московской Церкви закладывались, в рекламу «русской идеи» здесь, на Украине. Вы знаете книги, написанные в Москве для Украины? Подаренные патриархией Украинским епархиям? Миссионерские проекты, продуманные и  профинансированные Москвой и  реализованные на Украине? Крестный ход, в котором мы принимаем участие, и рок-концерт организуются на киевские деньги и киевскими бизнесменами. Мы еще даже не знаем, будет ли у нашего тура, замысленного как общеславянский, российское продолжение в августе. Пока еще никто из грандов российской экономики  и политики не откликнулся, а некоторые откровенно чекистские фонды он нас уже отвернулись. У Шевчука в России репутация диссидента, да и я не очень ручным дьяконом оказался… Те, кто возмущаются присутствием Московской Патриархии на Украине, - это люди с парализованной головой. Они по четным дням обвиняют Москву в том, что она выкачивает церковные деньги с бедных приходов Украины и на эти деньги золотит московские купола. А по нечетным дням они говорят, что Москва, напротив, закачивает огромные деньги в украинскую марионеточную Церковь – для того, чтобы ей управлять. Ребята, вы все-таки определитесь, ладно! По секрету же скажу, что нет ни того, ни другого.

- Почему решили отпраздновать именно 1020 лет Крещения Руси? Ведь, как правило, такие «некруглые» даты не отмечают, принято праздновать, например, 25- или 50-летие.

- Потому что мы живем сегодня. Не через 5 лет, не через 50.

- Но какой-то формальный повод был?

- Через 5 лет, когда будет 1025 лет, я не знаю, буду ли жив я, будет ли давать концерты Юра Шевчук, может, он выйдет на пенсию – здесь, в Донецке, он встретил свой 51 день рождения... Есть интересный проект, который можно сделать сегодня, так зачем откладывать на послезавтра, тем более, что и ждут его именно сегодня, именно сейчас.

- Были ли еще такого рода проекты, в котором соединяли вместе, казалось бы, несовместимое - и мощи, и иконы, и рок-концерты?

- Нет, это впервые. В России такое тоже неизвестно. Поэтому, скорее всего, мы опыт, приобретенный на Украине, попробуем перенести в Россию.

- Некоторых  православных смущает то, что объединили все вместе – и рокеров, и крестный ход с мощами и иконами…

- Не мы объединили все в одно кучу, Господь объединил нас вместе. То, что наши города и наши страны так разнообразны, что есть в наших городах монахи, а есть рокеры, есть бабушки, а есть молодые люди. И все они – Божьи. Но даже если кто-то из нас этого еще не понимает, и твердит себе самому: «я молодой, мне до религии дела нет», Богу все равно есть дело до этой души. Ведь именно Он ее создал, хотя от переизбытка тестостерона она про это временно забыла... Люди разные. Потому и существуют слова апостола Павла: «я должен и эллинам, и иудеям». Обязанность Церкви - проповедовать вовремя и не вовремя, обращаться ко всем. На чьих-то часах моя проповедь и слово Шевчука о Христе окажутся не вовремя сказанными. Может быть, этой душе еще десятилетиями предстоит продираться к вере. Как Шевчук поет – «Протащили душу к Богу, только жалко, что не все». А на чьих-то часах вот именно сегодня вечером, может, пробьет время этого поворота. Мы не знаем. Наше дело обратиться. Как в Евангелии – бросить семя. Не таить его, не прятаться за кадильным занавесом.

- Православные противники рок-проповедей часто вспоминают слова Христа: «Не мечите бисер перед свиньями»…

- Ну господа супер-православные, если ваших же детей вы считаете свиньями, то кем тогда являетесь вы? Когда какие-нибудь православные активисты начинают говорят: «Как вы можете ходить на рок-концерты?», я говорю: «Простите, а где ваши дети? Они здесь с вами, в этом зале - нет? Где они? Вы потеряли ваших детей для Православия. Ваша версия Православия оттолкнула от него ваших же родных детей. Я в поисках ваших детей, чтобы их вернуть вам же, я сейчас иду на эти рок-площади, а вы еще и плюете мне в спину».

- А когда вы начали выступать на рок-концертах?

- В 2003-м.

- И как были поначалу ощущали себя в непривычной среде?

- Конечно, изрядную спесь с меня это сбило. Я лектор модный и избалованный, и поэтому у меня была ставка на импровизацию. Мол, главное - ввязаться в бой, почувствовать аудиторию а там слова и мысли сам и придут… Но здесь открылось совершенно новое для меня пространство. Я же никогда раньше на рок-концертах не бывал. Тем более я решил ничего заранее не придумывать,  а просто зайти в зал, а оттуда на сцену   саказать что-то подходящее… Это был первый церкновный рок-концерт в Петербурге, на сцене ДДТ, «Алиса», Гребенщиков, Бутусов… Но когда я зашел в зал, то понял, что ничего подходящего именно для этого у меня нет. И импровизация невзможно. Слишком громкая и непредсказуемая аудитория, слишком разнообразная. И я ушел. Ушел куда подальше, потому что понял, что совершенно не готов к этой работе.

- То есть в первый раз не стали выступать?

- Стал выступать. Но я сделал очень важный вывод – никакая импровизация в проповеди на рок-концерте, по крайнем мере, поначалу, недопустима. Потому что давление аудитории таково, что нельзя ни на йоту ей поддаваться. И поэтому я должен знать каждый свой жест, шаг, слово настолько четко, чтобы даже если рядом разрывается атомная бомба, меня это не сбило бы с толку. На рок-концерте возможны любые неожиданности – выкрики, жесты, гримасы. На лекции можно и в самой жестко настроенной аудитории найти несколько добрых и интересующихся тобой глаз  и работать ради них. Но с залито светом сцены глаз площади не увидать. Она не видна. Она слышна… И вот тогда я целый час ничего не слушал, я пропустил песни Гребенщикова и Бутусова. Я сидел в коридоре и на коленке писал текст, потом его зубрил, что я не делал вообще никогда в жизни. И лишь когда выучил слова так, что они могли бы выскакивать из меня сами даже без моей воли – тогда поднялся на сцену. Я и до сих пор так делаю. И в этой поездке во время концерта я  с ноутбуком сижу за сценой, вдумываюсь, правлю, запоминаю. Только в пятнадцатом городе я стал позволять себе импровизации… Увы, мне довелось увидеть на рок-концерте священника, который счел, что проповедовать рокерам легче, чем прихожанам… Он почему-то счел, что раз стихия рока-концерта – это свобода, то и он может быть «раскован» и подготовку к своему выступлению свел к тому, чтобы оказаться на одном градусе с рокерами. Он вышел на сцену, сказал «Христов воскресе!». Две минуты молча подержался за микрофон и нетвердой походкой ушел прочь… Незамеченное и непреодоленное самомнение приводит к печальным последствиям…

- В чем эта печаль?

- Печаль в том, что публика в этом случае не скрывает свое нежелание слушать. Аналогична площадь реагирует и на слишком трезвые проповеди, слишком благочестивые. «Деточки мои, сегодня особый благодатный день, когда Божия благодать нас призывает и просвещает…». Тут молодежь начинает скандировать в лучшем случае «Дэ-Дэ-Тэ!!!».

- Вы были первый из православных священнослужителей, выступивших на рок-концерте?

- Раньше меня это сделал митрополит Кирилл. Он рассказывал об этом так: «в Смоленске меня однажды губернатор попросил поучаствовать в концерте «Рок против наркотиков». Посмотрел я на площадь из-за кулис и понял, что это не деточки, которым можно о Боженьке рассказывать. Я тогда вышел на сцену и говорю: Ребята, вы любите футбол? Они кричат: Да!!! - А вы хотите, чтобы сборная России стала чемпионом мира по футболу? - Да!!! - Скажите, а если футболисты будут пьяные, они станут чемпионами? – Нет!!! - Ну вот так и не пейте! - Вау!!!»

- Сейчас, когда появился опыт, Вам стало легче уже выступать?

- Это все равно непредсказуемо каждый раз. Но по ту сторону найденного контакта с аудиторией есть опасность более страшная, нежели опасность быть неуслышанным. Это опасность гуруизма. Риск сорваться в манипуляцию людьми. Это страшное искушение для проповедника – искушение властью над открывшимися  тебе умами.  манипуляцию. Два вечера подряд – в Днепропетровске и Запорожье – я ощущал это искушение. Потому что концерты были на берегу Днепра, и очень хотелось в конце в манере Сандея Аделаджи призвать: Вот Днепр, сюда, народ, креститесь немедля!

- Читал в ваших интервью, что раньше вы не любили рок-музыку. А сейчас, выступая на концертах и общаясь с музыкантами, успели полюбить ее?

- Мне интереснее люди, чем звуки.

- То есть особенно не вникаете во всю эту музыку?

- Скажем так – я дома не ставлю диски с рок музыкой. Когда я на концерте, мне это может нравиться. Но дома у меня слепой отец. Поэтому дома все время играет радио, чтобы он мог ориентирвоатться по звуку. Поэтому с моей точки зрения шума в доме и так предостаточно. И когда я остаюсь один, а, отец на прогулке или на даче, то я радуюсь тишине.

- В 2004 году Вас обвиняли в том, что во время президентской предвыборной кампании Вы ездили по Украине с лекциями, во время которых агитировали кандидата от Партии регионов Виктора Януковича. Какое у Вас сейчас отношение к этому несостоявшемуся православному президенту?

- Как и у всех.

- То есть испытываете разочарование?

- Конечно. Хотя, надо сказать, что этот наш тур – на деньги депутатов из Партии регионов: Горбаля и Омельяненко. Но это их личные средства, а не деньги партии.

- А почему Вы разочаровались в Януковиче?

- Видите ли, каждый новый виток выборов в Украине кончается одним и тем же  - когда электоральная буря успокаивается, две половинки Украины встречаются в парламенте. И независимо от того, что они друг о друге говорили на выборах, работать им все равно надо вместе, а потому начинается понятный поиск компромиссов. При компромиссе всегда жертвуют второстепенным ради главного. А тут и оказывается, что для ребят с Запада главное - национальная идея и идеология, а для ребят с Востока главное – бизнес. И всякий раз киевский властный компромисс достигается за счет русского языка. Но Восток голосует не за бизнес Януковича, а за те идеи, которые начертанаы в программе его партии. Лично за Януковича никто не голосует. Голосуют или против оранжевых, или за «русскую идею». Но именно ее регионалы как-то поразительно легко забывают…

- Оппоненты часто упрекают вас, что у вас часто бывают политические заявления и что это несовместимо с миссионерской деятельностью.  Что им можно ответить на это?

- Если человек, которой не согласен со мной в политическом вопросе, из-за этого стал считать меня врагом или плохим миссионером, тем самым он свидетельствует о крайней политизации именно самого себя. Хорошо, у нас разные представления о музыке или о футболе, о рыбалке или о погоде. Что из этого? Христиане должны из-за этого друг друга поносить? Есть ли где  в моих лекциях, интервью или интернет-репликах хоть слово ругани в адрес священников, симпатизировавших «оранжевым»? Давайте разрешим друг другу разные вкусы в кулинарии, спорте и политике. Иначе это превращается в войну тупоконечников и остроконечников. Если же нецерковный человек меняет свое мнение о религии из-за чьего-то суждения на нерелигиозную тему, то это еще более странно. Значит, он вообще не понимает того, что такое вера, а потому и его суждения о ней ничего не стоят. Вы же не откажитесь лечиться  у врача из-за того, что его политические взгляды не идентичны вашим…

- С кем из музыкантов, помимо Шевчука, у Вас сложились близкие отношения?

- Я ни к кому не прошусь, но готов отозваться. Добрые отношения у меня с Бутусовым, Кинчевым, с теми же «Братьями Карамазовыми»  в Киеве и  Олегом Собчуком в Тернополе.

- Вы только на концертах пересекаетесь или по жизни то же?

- И по жизни тоже.

- А кто из них самый, так сказать, воцерковленный?

- Я рейтинги  не составляю.

- А почему Кинчева нет в вашем туре?

- Наша задача в этом туре не состояла в том, чтобы составить национальную сборную России по православному року.

- Созданный Ющенко оргкомитет по празднованию 1020-летия Крещения Руси как-то причастен к вашему концертному туру?

- Ющенко создал оргкомитет уже после нас. Как ни странно, идея о том, что отметить эту дату, принадлежит именно рокерам, тому же Карамазову. Уже потом, когда увидели, что митрополит Владимир эту идею поддержал, патриарх поддержал, патриарх просил Путина при встрече с Ющенко поднять эту тему, тогда уже Ющенко создал свой комитет.

- Как относитесь к вступлению Украины в НАТО?

- Знаете, это мечта России – чтобы Украина была в НАТО. Во-первых, подумайте, сколько сразу наших шпионов заполонит натовские штабы?! Во-вторых, в НАТО есть принцип вето, принцип консенсуса. То есть лучший способ кастрировать НАТО – это сделать братскую Украину членом НАТО…. Но при условии, если элита Украины будет действительно отражать чаяния своего народа, а не спонсоров демократического процесса. Так что при честной политической игре было бы хорошо, если бы Украина была в НАТО. Для России это было бы хорошо. А для Украины это все равно было плохо. Ведь необходимость перехода на новые стандарты вооружений приведет к развалу национального военно-промышленного комплекса…

- Вы много лет ездите по Украине. По Вашим наблюдениям, чем отличается украинская православная среда от российской?

- Я вижу одно отличие: на Украине, в отличие от России, не было уничтожено село, и поэтому украинское Православие в значительной степени – сельское. В этом есть плюсы и минусы. С одной стороны, больше традиционности, органичности, с другой стороны – меньше рефлексии на тему своей веры… И еще, мне кажется, на Украине более запуганные епископы. В том смысле, что они реже решаются жестко противостать народно-фольклорным суевериям. Что понятно в этих условиях, тем более условиях раскола.

- А в России разве противостоят?

- Больше. Тот же патриарх практически на каждом собрании духовенства каждый год достаточно жестко об этом говорит.

- Но это на уровне патриарха, а на уровне священников…

- Знаете, в России есть официальные церковные издания и издательства, которые объясняют людям, что не надо лезть в пещеры с криком, что пришел конец света и что новые паспорта это печать антихриста. На Украине таких изданий не видно. А изданий насчет конца света на Украине гораздо больше, чем в России. Пойдите завтра на крестный ход и попробуйте пособирать листовки, какие там будут распространять. В Запорожье просто гениальную листовку раздавали. Это квинтэссенция всего возможного псевдоправославного бреда. Но она была собрана настолько тщательно, что мне стало понятно: это спецпроект, что это не просто дурь какого-то батюшки.

- А кто автор этого спецпроекта и кому это выгодно?

- Это выгодно тем, кого условно называют транснациональные монополии, тем, кого интересует контроль над ресурсами Сибири, и поэтому не желает, чтобы в России была эта самая суверенная демократия. Чтобы исключить сценарий возможного возрождения России, для этого необходимо парализовать не только армию, экономику, прессу, но и возможное церковное возрождение, чтобы в России не повторялся сценарий Ирана 77 года – антизападного переворота под религиозными лозунгами. Для этого очень важно расколоть Церковь. А чтоб ее расколоть – надо напугать. И идет реклама самого страшного страха: «братушки, Антихрист!». Страхи же в Украине и России одни и те же.

- Растут ли автокефальные настроения в Украине?

- Скорее растет число людей, которые для себя однозначно решили: какая бы ни была автокефалия, мы в нее не пойдем, мы ее не признаем. Число таких людей растет. И поэтому надо понять, что автокефалия не даст Украине единства церковного, а породит 5-6 новых расколов.

- Главный посыл этого рок-тура?

- Этих посылов много. То, что наш ход идет по благословению патриарха, с прямым участием митрополита Владимира и местных архиереев означает, что рок-проповедь перестает быть маргинальной. Это уже не чудачества диакона Кураева. Это означает, что в самой церкви снимаются табу на миссионерские эксперименты, что церковь сама готова выйти за пределы кадильного занавеса, чтобы обратиться  к своим детям Второй посыл: привнести радости и оптимизма в церковную жизнь.Многие церковные люди при виде тысяч ребят на площадях, отзывающихся на слово о любви и о Христе, понимают, что не надо стилизовать всю современную жизнь под Апокалипсис. Есть повод для жизни для улыбки, есть повод для оптимизма, для творчества. Третье. Мы воспринимаем наш ход как народную дипломатию. Юрий Шевчук поет песню «Попса» и перед исполнением этой песни объясняет, что попса это не только те, кто поет под фанеру, это еще и сектанты, у которых вместо Бога доллары в глазах, и политики, которые ссорят наши братские народы, причем политики по обе стороны границ. В некотором смысле наш тур это ответ на выпад одного галицийского недоумка, который пару лет назад сказал, что «российска мова це ж мова попсы та криминалу». Вот мы решили приехать. Думаю, Юрий Шевчук это точно не попса, надеюсь, что и я мои связи с криминалом не общеизвестны. Наконец, наша главная цель – пояснить ребятам, что если вы любите эту музыку, это еще не повод считать себя врагом христианства. Поэтому можно быть рокером – и православным, можно быть молодым, и - православным.

- Что Вы можете сказать по поводу того, что князя Ярослава Мудрого выбрали великим украинцем?

- Неплохо было бы поинтересоваться, почему же человек с именем мудрый не был канонизирован Церковью, в отличие от многих своих родственников, иных киевских князей. Другой же серьезный вопрос – в курсе ли был князь Ярослав, что он украинец.

 
Страница сгенерирована за 0.002340 секунд