0


Главная
Главная
 
Опровержения Опровержения
 
Электронные версии книг - скачать
Книги
 
"Гарри Поттер" в Церкви: между анафемой и улыбкой Версия для печати Отправить на e-mail
Оглавление
"Гарри Поттер" в Церкви: между анафемой и улыбкой
Были ли античные мифы в средневековой школе?
Демонична ли нелюдь?
Сказка – гробница мифа
На что намекает “Гарри Поттер”
Сатанистка Роллинг
Когда стыдно быть православным…
Правда “Гарри Поттера”
Налево пойдешь…Направо пойдешь…
Сноски
Предыдущая страница   Следующая страница
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Сказка – гробница мифа

Сказка, которая честно говорит о себе, что она – сказка, и должна быть судима по законам своего жанра. Вот когда Блаватская и Рерихи говорят, что богиня Изида принесла пшеницу землянам с Венеры и на полном серьёзе уверяют, что этот факт подтверждается исследованиями ботаников (которые, мол, не нашли на земле предков пшеничных злаков)[60] – вот тут действительно налицо хулиганское смешение мифа и науки. И поделом madame Blavatsky (Е.П. Блаватская) представлена в книжке о Гарри Поттере как “Кассандра Ваблатски”[61].

Это закон религиоведения: миф умирает в сказке; сказка – это надгробный камень на могиле мифа. То, что когда-то было серьёзно (жизненно, смертельно серьёзно), становится сначала формальным, затем непонятным, потом странным, потом смешным, потом фантастическим и, наконец, сказочным. Человечество расстаётся с прошлым смеясь или рассказывая о нём сказки.

Так, “баба Яга” когда-то была богиней, отвечающей за переход от жизни к смерти (и к новой жизни). В эпоху мегалита были распространены изображения “совиноглазой богини”, которая спустя тысячелетия стала “бабой Ягой” сказок: “Круглый, часто напоминающий колесо с втулкой и спицами, глаз богини и связь с ней больших хищных птиц обу­словлены плотоядением – саркофагией. Кельты по сей день именуют это существо Old Hag (Олд Хег) от древнекельтского “енгу”, созвучного с само­едским “Нга”. Так поныне называют богиню смерти зауральские угры. От этого же корня происходит и наша баба Яга. Её обяза­тельный длинный отвисший нос, который “в притолоку врос” – ни что иное, как воспоминание о клюве хищной птицы; её склонность поедать “добрых молодцев” и “красных девиц”, случайно оказавшихся в избушке на курьих ножках, – это саркофагия Матери-Земли, принимающей в себя умерших в превратившейся в избушку могиле, и, наконец, сова или филин, сидящий на плече Яги или на коньке крыши её избушки – это священная птица “совиноглазой” мегалитической богини”[62].

Когда-то это было божество, отвечающее за переход от жизни к смерти (типа Харона греческой мифологии) и за т.н. “обряды перехода” (испытания, инициации, совершаемые над юношами и девушками при их переходе во взрослое состояние)[63]. Но теперь миф обмелел. И стал просто сказкой.

Существо, прописанное в сказке – это существо, исключённое из реальной жизни и из реального культа. Ему не молятся и не приносят жертв (вновь вспомним, что в мирах Толкиена и Ролинг отсутствуют храмы и жертвы, приносимые пусть даже самым высоким персонажам; в “Сильмариллионе” Толкиена нуменорцы под воздействием Саурона пробуют ввести культ – и в итоге их город гибнет).

Ребёнок, играющий в сказку, всегда помнит, что он именно играет, что это “понарошку”. А уж тем более это помнят дети того возраста (от 11 лет и старше), на которых рассчитаны сказки Ролинг.

Есть, есть в этой сказке и заклинания, и рецепты зелий. Но все “рецепты” магии, описанные в ней, действует лишь при наличии “волшебной палочки”. Как и все заклинания старика Хоттабыча работали лишь при выдергивании волоска из его бороды (а не из бороды любого прохожего). А для изготовления “палочки” нужны то перья феникса, то рог единорога… Тут уж любой ребёнок поймёт, что это не те ингредиенты, что можно купить в зоомагазине, а значит, ему лишь останется играть “понарошку”, используя карандаш вместо волшебной палочки. Рецепты волшебства из книг Ролинг использовать нельзя.

Так что напрасно пугать, будто “в этих книгах читатель найдёт множе­ство ну просто “ценнейших” советов по магии. От опи­сания техники полётов на метле или разглядывания будущего через волшебный кристалл до тайного зак­линания, доступного только магам высокого класса, посредством которого вызывается сильнейший дух-хранитель”[64]. Ни один из этих рецептов ничуть не более технологичен и эффективен, чем любой другой сказочный рецепт.

По верному слову самарской православной журналистки Надежды Локтевой, “разница между сказочными волшебниками и реальными ведьмами и колдунами ничуть не меньше, чем между тремя поросятами из сказки и гадаринскими свиньями… Сказка – это миф, освобождённый от культа; как правило, подозревать любителя сказок в поклонении эльфам и гномам имеет не больше смысла, чем спрашивать, верит ли он в то, что кот может носить сапоги и шляпу, а лягушка – выйти замуж за царевича. Если бы меня интересовало, существуют ли эльфы на самом деле, я читала бы не сказки, а газеты и брошюры, издаваемые разного рода “контактёрами”, лично встречавшимися со сверхъестественными существами… От разновидности “фэнтэзи”, которую можно назвать “оккультной фантастикой”, сказка отличается отношением к волшебству. В “оккультной фантастике” магия имеет научную природу – например, мы можем прочесть такое описание действий героя: “Он сконцентрировал свою энергию в плотный огненный шар и усилием воли направил его в жизненный центр врага”. Сказка никогда не стремится объяснить природу чудесного; оно всегда является как дар”.

Поезд в школу волшебства уходит с платформы номер “Девять и три с четвертью”. Таких платформ не бывает? Ну, значит, и поезд уходит в страну небывальщины, сказки и фантазии. И ломиться в эту страну с требованием, чтобы там всё было столь же прозаично и чистенько, как на уроках правописания – значит вывесить на своей шее табличку: “Я тупица. Детей мне не доверяйте. Иначе я их отучу фантазировать и смеяться”.

А ведь есть такие “педагоги”. Причём такие педагогические казусы могут случаться с людьми самых разных религиозных взглядов: от атеистов до иудеев. В одной еврейской школе малышам запрещали читать сказку “Три поросёнка” по причине её некошерности (свидетельство Е. А Ямбурга на круглом столе радио “Эхо Москвы” 22.10.2002). А в некоторых православных листовках говорится, что бесы вселяются в мягкие игрушки (а потому их нельзя давать детям) и что крокодил Гена – “потомок древнего змия”…

Впрочем, таким проповедникам можно поставить и другой диагноз: “Противники Гарри Поттера – это безнадёжно повзрослевшие люди. Они совершенно незаменимы и полезны в любой сфере деятельности”[65].


Предыдущая страница   Следующая страница
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>
 
Страница сгенерирована за 0.002462 секунд