0


Главная
Главная
 
Опровержения Опровержения
 
Электронные версии книг - скачать
Книги
 
"Гарри Поттер" в Церкви: между анафемой и улыбкой Версия для печати Отправить на e-mail
Оглавление
"Гарри Поттер" в Церкви: между анафемой и улыбкой
Были ли античные мифы в средневековой школе?
Демонична ли нелюдь?
Сказка – гробница мифа
На что намекает “Гарри Поттер”
Сатанистка Роллинг
Когда стыдно быть православным…
Правда “Гарри Поттера”
Налево пойдешь…Направо пойдешь…
Сноски
Предыдущая страница   Следующая страница
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Когда стыдно быть православным…

Это стыдно, когда видишь, что от имени твоей веры твои единоверцы говорят глупости.

Нет, критическое отношение к “Гарри Поттеру” – не глупость. Просто, если уж читать эту книгу так, чтобы каждую строчку сказки сопоставлять с православным катехизисом, то пусть тогда такой аналитик и сам не выходит за рамки христианского учения и христианской этики.

Вот пример забвения христианских истин ради полемических нужд. В одной антипоттеровской статье упоминается сказка Урсулы ле Гуин “Волшебник Земноморья”. И говорится: “среди предметов, которые изучались в школе волшебников, придуманной ле Гуин, была наука об истинных именах всех земных вещей и предметов, что давало неограниченную власть над ними тем, кто их знал. Гностические или нью-эйджеровские корни этого предмета очевидны”[102]. Странно, что монахиня не заметила библейских корней этого представления. Ведь идея о том, что знание имени есть получение власти над именуемым, встречается уже в библейском повествовании об Эдемском саду. Это ведь один из самых традиционных мотивов христианской книжности: nomina sunt omina (“имена суть предзнаменования”).

Другая писательница, говоря о действительно печальной нынешней духовной “всеядности”, зачем-то похулила Христа: “Получилась такая окрошка: Христа отождествляем с Абсолютом (прости, Господи!)”[103]. Но христианское богословие, исповедуя Христа Богом (Единым Богом), тем самым именно в Нём узнаёт Лик Абсолюта, и имя Абсолюта прилагает к Нему. Например – “Этот личный Абсолют вступает в отношения с человеческими личностями”[104].

С другой стороны, даже если ты решил, что книга вредная и с ней нужно вступить в полемику – врать в этой полемике всё же не стоит.

Не надо врать, будто ”мальчик-колдун Гарри Поттер борется со злом (священниками) с помощью магии и духов”[105]. Ну нет в этих книгах никаких христианских священников, тем более таких, с которыми борется Гарри.

Не надо врать, будто в этих сказках “Иисус представлен жалким слабаком, заслуживающим презрения”[106]. Иисус вообще не упоминается в этой сказке (разве что читатель сам может вспомнить о Том, Чьё Рождество и Пасха всё же празднуются в волшебной школе).

Не надо врать, будто “Алекс Кроули, мировой вождь сатанистов, высочайше оценил это цикл повестей”[107]. Александр Кроули (Александр – христианское имя; в сатанизме он взял себе имя Алистер) действительно мировой вождь сатанистов. Но он умер в 1947 году – за 50 с лишним лет до появления этих книг.

Не надо врать, будто бессовестный Гарри радуется неудаче, произошедшей с учителем, который “ранее спас Гарри жизнь”[108].

Некая гречанка Елена Андрулаки написала гневную отповедь – от имени православной Церкви. Она уверяет, что уже во второй книге о Гарри Поттере “мы читаем о жертвоприношении животного, школьной кошки (которую, заметьте, зовут “госпожа Норрис”) и об одержимости маленькой ученицы, которая, теряя контроль над собой, душит петухов и нападает на всё живое и мёртвое в школе. Атмосфера всё более напоминает триллер, тем более, что все ученики каждую секунду подвержены опасности быть убитыми”[109].

Ну что тут сказать... 1) Кошка не была убита. Она была лишь парализована. В конце этого же тома она излечивается; 2) её парализация не была жертвой, приносимой кому бы то ни было; вид её парализованного тельца должен был напугать детей; 3) люди вообще не имели отношения к этому случаю: кошка оцепенела от того, что в луже увидела отражение глаз василиска; 4) василиска выпустил на волю самый нехороший персонаж книги, а Гарри убил василиска и прогнал его хозяина… И как же из этого можно было сделать вывод, будто книжки про Гарри Поттера учат приносить кошек в жертву сатане?!

Верно, есть в этой книге[110] девочка, которая стала жертвой магии, “зомби”. Но это событие оплакивает потом и она сама, а писательницей состояние “одержимости” оценивается как крайне негативное. Считать, что в этом сюжете есть проповедь сатанизма – всё равно что видеть её в евангельских рассказах об исцелении Христом бесноватых.

Верно, что “атмосфера всё более напоминает триллер, тем более, что все ученики каждую секунду подвержены опасности быть убитыми”. Но верно и то, что положительные герои противостоят этим ужасам, находят в себе смелость для борьбы. И побеждают.

Как-то даже неудобно пояснять гречанке, что в любой детской эпопее есть минута “катарсиса” – победа добра следует за казалось бы уже безнадежным триумфом сил зла. И всё же – приходится напоминать ей этот термин греческой философии и драматургии, объясненный ещё Аристотелем: катарсис есть очищение “путём сострадания и страха” (Поэтика 1449b28). Уж больно странная эта гречанка, которая умудрилась не узнать в сюжете с кошкой “римэйк” греческого мифа о Медузе Горгоне. Так что же – теперь и греческие мифы, в которых рассказывается о парализующем взгляде Медузы Горгоны, будем прятать от детей?

В тексте книги это менее заметно, а вот во второй серии фильма, снятой именно по второму тому сказки (это тот, что так впечатлил греческую Елену), замечательно именно быстрое чередование страшных и смешных эпизодов. Ребёнок не успевает ещё всерьёз испугаться – а уже следует щадящая его психику развязка и шутка.

Конечно, легко давать советы – “Вообще в искусстве для детей должно быть как можно меньше ужасов, особенно снабженных физиологическими подробностями. Вспомните мнимую смерть Белоснежки или Спящей Красавицы, вспомните отрубленную голову богатыря, которую приставляли к туловищу и орошали живой водой. Где описание выпученных глаз и вывалившегося языка? Никакой патологоанатомии”[111]. Но этих советов не слышал Джек Лондон. И те поколения подростков, что, не послушав благочестивых женских советов, успели получить уроки мужества при чтении его рассказов…

Впрочем, тут трудно сказать: классические подростковые авторы не успели послушать советы наших педагогов, и потому так “лоханулись”, или же эти педагоги в процессе своего воцерковления забыли, как выглядят детские сказки.

Ну что, казалось бы, может быть знакомее истории про “Золушку”? Тем более, что именно “Золушку” наши критики противопоставляют “Гарри Поттеру”[112]. Но что же мы там читаем? Когда дело дошло до примерки туфельки – “Мать подала  нож и говорит: А ты отруби большой палец; когда станешь королевой, всё равно пешком ходить тебе не придётся. Отрубила девушка палец, натянула с трудом туфельку, закусила губы от  боли и вышла  к королевичу. И взял он её себе в невесты. Но надо было проезжать мимо могилы, а сидели там два голубка, и запели они: Погляди-ка, посмотри, а башмак-то весь в крови… Посмотрел королевич на её ногу, видит – кровь из неё течёт”. Следующая сестра отрезала уже кусок своей пятки… А когда, наконец, принц нашёл Золушку, то уже по дороге в церковь те самые голубки выклевали по глазу сёстрам Золушки,  а по дороге из церкви эти милые птички, ничего не делающие без повеления Золушки, окончательно ослепили её сестриц[113]… Про “Отрубленную руку” Гауфа и “Эликсир сатаны” Гофмана я вообще молчу…

Так что лучше уж – “Гарри Поттер”.

Тем более лучше, что в отличие от обычных “всевозрастных” сказок, в этом сериале с каждым томом взрослеют и персонажи, и читатели книжки. Так, самый мрачный – четвёртый – том рассчитан уже не на 11-летних детей, а на 14-летних подростков. Эти уж сами кого угодно запугать могут…

А вот ещё повод  для испуга: “Стоит обратить внимание ещё и на рассказ о “сме­не обличья”, которое сорок семь раз совершала люби­тельница гореть на костре – Венделина. Это не что иное, как ненавязчивая попытка Джоан Ролинг при­общить читателей к вере в многократные перевопло­щения – так называемую “реинкарнацию”. А ведь вера в реинкарнацию – одна из характерных черт “нью-эйджерства””[114].

Что ж, обратим внимание… Но на сам авторский текст: Гарри Поттер пишет сочинение на тему “Был ли смысл в XIV веке сжигать ведьм?”. В одном из своих пособий он читает: “В Средние века люди, в чьих жилах нет волшебной крови (маглы), очень боялись колдовства, но отличать настоящих ведьм и колдунов не умели. Иногда им всё же удавалось поймать волшебника, но простецы не знали, что волшебникам огонь не страшен: они умели замораживать огонь и притворяться, что им очень больно. На самом же деле они испытывали не боль, а лишь приятное покалывание по всему телу и тёплое дуновение воздуха. Так, Венделина Странная очень любила “гореть” на костре. И чтобы испытать это ни с чем не сравнимое удовольствие, сорок семь раз меняла обличье и предавала себя в руки маглов”[115].

Монахиня Евфимия увидела здесь проповедь реинкарнации. Мне же здесь видится избавление детей от страха перед “жуткой инквизицией”, который навязывает светская школа. Если бы книга была задумана как антихристианская – уж об инквизиции и кострах в ней, наверно, говорилось бы не в такой мягкой интонации…

А реинкарнации здесь и близко нет. Ведь чтобы 47 раз реинкарнироваться, нужно прожить 47 жизней, каждую начиная с пеленок. Вряд ли Венделину каждый раз сжигали в детстве. Предположим, что при этом она ни разу не доживала до старости. Но даже если каждый раз её казнили в совсем молодом, 20-летнем, возрасте, стоит умножить 20 на 47 – и получится, что Венделина всходила на костёр в течение 940 лет… Но в европейской истории костры инквизиции просто не горели так долго: “охота на ведьм” пришлась на рубеж XVI-XVII столетий (и тут Ролинг неправа, относя эти события к средним векам)[116].

Сказка ясно говорит: Венделина “меняла обличье”, а не “реинкарнировалась”. Это обычная волшебная метаморфоза волшебной сказки. Уравняв волшебное превращение с реинкарнацией, монахиня Евфимия совершила ту же неосторожность, которую обычно совершают как раз нью-эйджеровские пропагандисты. Узрев в русской сказке волшебное превращение Иванушки в волка, они тут же торжествующе восклицают: смотрите – русский народ всегда верил в реинкарнацию! А ведь это не так – ибо Иван не стал волчонком, а скинув волчью шкуру – не стал младенцем, а сразу же явился в облике жениха… (кстати, об этой русской сказке монахиня Евфимия напрочь забыла – ибо в её восприятии любое сказочное превращение есть “болото оккультизма”[117], а не просто сказка, которая вообще немыслима без игры в невозможное).

Я бы использовал эпизод с Венделиной как повод для того, чтобы рассказать ребятам о том, в чём неправда инквизиции, а в чём – неправда мифа об инквизиции…

Поспешно-предвзятое восприятие сказки являет себя даже на уровне подбора слов: при желании, конечно, можно увидеть в сказке “оккультную ложь”; я же предпочту сказать – “сказочный вымысел”. Ложь тем и отличается от сказки, что сказка не старается выглядеть достоверной правдой, сказка честна в своём фантазёрстве. А оккультная ложь врёт с серьёзным видом. Если критик не понимает этого различия между сказкой и теософским трактатом – то лучше вообще ему (ей) не вдаваться в духовно-литературоведческие инквизиции[118].

А вот самый яркий пример критический предвзятости: “Гарри отзывается о своей матери так: “Моя вульгарная мать-магла”. Страшно, что эти слова говорит сын, которого эта самая “вульгарная магла” спасла от смерти, пожертвовав собой”[119].

По-детски скажу: так нечестно. Если бы эти слова Гарри сказал в кругу подростков-друзей, то они были бы обычной подростковой подлостью. Но сказал он их во время смертельного поединка с врагом своим и своей матери. Этот мерзавец как раз был расистом, презирающим и ненавидящим “маглов” (людей-неволшебников). Гарри в ответной реплике по сути лишь цитирует его, опровергает своего оппонента, на секунду встав на его же позицию: ты ни во что ставишь “вульгарных”, по твоему, маглов. Но отчего же ты тогда оказался бессилен перед моей матерью, столь презренной в твоих глазах (а отнюдь не в глазах самого Гарри). Не над матерью здесь издёвка, а над врагом.

Представьте, что я слышу от некоего “западника” – “Русский народ никогда не был способен к рациональному мышлению, он ленив, бездарен и необразован”. И в ответ на этот плевок, сдерживая ярость, говорю: “Вы, уважаемый оппонент, запамятовали, что именно этот неуч создал лучший танк Второй мировой войны и  первым создал космическую технику”. Ну, честно ли будет на основании этого моего текста сказать, будто именно я считаю свой народ “бездарем и неучем”?

Вот два перевода этого текста: “– Никто не знает, почему ты, сражаясь со мной, слабеешь, – сказал Гарри. – Я ведь и сам себя не знаю. Мне ясно одно, почему ты не можешь меня убить. Моя мама отдала жизнь, чтобы спасти меня. Моя вульгарная мать-магла, – он дрожал от едва сдерживае­мой ярости, – отвела от меня мою смерть. В прошлом году я видел тебя, твоё истинное лицо. Ты развалина. Ты еле жив. Твоя сила обернулась против тебя”[120]. Или: “– Никто не знает, почему ты потерял колдовские силы, когда пытался убить меня, – коротко ответил Гарри. – Я тоже не знаю. Но зато я знаю, почему ты не смог убить меня. Потому что моя мама отдала за меня свою жизнь. Моя обыкновенная, муглорождённая мама, – добавил он, дрожа от подавляемого гнева. – Она не дала тебе убить меня. А я видел тебя настоящего, в прошлом году. Ты – никуда не годная развалина. Ты чуть живой. Вот куда привели тебя твои колдовские силы”.

Когда я встречаю у православных авторов такого рода подделки – я и сам “дрожу от едва сдерживае­мой ярости”. Потому что представляю себе ребёнка, который читал сказку про Гарри, а потом ему дали такого рода антипоттеровскую статью. Сможет ли ребёнок сказать, что просто “эта тетя” ошиблась, а не перенести своё вполне законное возмущение на все Православие как таковое?

Ещё одна женщина, ставшая на путь борьбы с Гарри Поттером ухитрилась извратить даже самую светлую страницу этой книги – “Гарри спас предсмертный сброс собственных магических возможностей в сторону мага-убийцы. Мать Гарри в свой смертный час не взывала к Богу. Она собрала всю свою ненависть, все свои угасающие колдовские силы и направила эту адскую смесь на защиту младенца”[121].

Вот где “фэнтэзи”. Вот где “триллер”. Вот где налицо психологическая травма. Ибо только контуженная душа, живущая в мире постоянных страхов, может так перетолковать текст Ролинг.

Вот все упоминания в этом тексте о смертном часе Лили Поттер (Гарри по крупицам вспоминает этот час, и потому его описания разбросаны по нескольким страницам): “Откуда-то издалека донёсся жуткий, пронзительный вопль мольбы… Я слышу, как перед смертью кричит моя мама, умоляет пощадить меня. Если бы вы вот так услышали последние слова мамы, вы бы их навсегда запомнили… В голове эхом отдавались крики матери: “Только не Гарри! Только не Гарри! Пожалуйста, я сделаю все, что угодно…” – “Отойди… Отойди, девчонка…””[122]. “А Волан-де-Морт шагнул к Лили Поттер, приказывая ей отойти в сторону, чтобы он мог убить Гарри… Она умоляла убить её вместо ребёнка, отказываясь оставить сына. И Волан-де-Морт убил и её тоже, прежде чем направить волшебную палочку на Гарри”. Сам убийца об этом говорит так: “Его мать погибла, пытаясь спасти его, и невольно дала ему защиту, которой, признаюсь, я не предусмотрел. Его мать оставила на нём след своей жертвы. Это очень древняя магия, и я должен был вспомнить…”[123]

Как видим, магические последствия произошли из вполне человеческого, жертвенного материнского порыва “невольно”. Увидеть в предсмертной мысли Лили Поттер “адскую смесь” может лишь предельно испуганный и оттого дезориентированный человек (или человек, вообще не читавший книги, но тем не менее пишущий на неё погромные рецензии; в первом случае он достоин соболезнования, во втором его поступок приходится характеризовать как неприличный)…

С каким же желанием осудить и испугаться нужно читать книжку, в которой раз за разом главный герой рискует собой, чтобы вызволить из беды своих друзей – и при этом сделать вывод: “Гарри и его друзья внеморальны”?[124]

Почему наши церковные пересуды и издания сегодня становятся школой злословия и ненависти, страха и осуждения? Почему всё новое перетолковывается в возможно худшую сторону? Чем же мы отличаемся от староверов, которые в былые века обличали “никониан” даже в том, что “Нынешние россияне, подобно латинам, аптеки и гофшпитали имеют, и в них всякия мерзости употребляют и людей мертвых на уды, аки зверии дивии терзают”[125]?

Знакомясь с антипотерровскими трудами монахинь, вспомнил я о знаменитом петровском указе, запрещавшем монахам держать в кельях бумагу и чернила: “Монахам никаких по кельям писем, как выписок из книг, так и гармоток совестных без собственного бдения настоятеля под жестоким на теле наказанием никому не писать, чернил и бумаги не держать, кроме тех, которым собственно от настоятеля для общедуховной пользы позволится; и того над монахи прилежно надзирать, понеже ничто так монашеского безмолвия не разоряет, как суетные их и тщетные письма. А ежели которому брату случится настоящая письма потреба, и тому писать в трапезе из общей чернильницы и на бумаге общей за собственным настоятеля своего позволением, а самовольно того не дерзать под жестоким наказанием”[126]. Может, всё же была в толика целесообразности в этой петровской реформе?…

Неужели непонятно, что увидев такого уровня полемику, увидев, чего боятся православные, люди перестанут вообще воспринимать какие бы то ни было предостережения из церковных уст: “вечно эти православные чего-то боятся: то переписи, то паспортов, то ИНН, то сказок!”.

“Настоятель храма (он просил не упоминать его имя и приход) объяснил причину неприятия книги православными верующими: “Гарри Поттер – провозвестник Антихриста. Он готовит почву для того, кто придёт подменить собой Христа! По Евангелию Иисус отверг искушения властью, хлебом к чудом, a Антихрист их обязательно примет. Чем орудует этот сказочный мальчишка? Власть – его волшебная палочка, хлеб – это его богатства, чудо – его волшебство, с помощью которого он овладевает душами наших детей. Видите? Все признаки налицо! Мы, служители Православия, прило­жим все силы для того, чтобы не допустить в трепетные сердца смиренных чад богомерзкое заграничное изобретение””[127].

Не верю я, что священник мог говорить на таком жутком жаргоне. О “трепетных сердцах смиренных чад” настоящие, живые священники не говорят; так выражаются только герои газетных очерков на церковные темы.

А по сути – много же “предтеч антихриста” выстраивается! Все сказочные герои, которые держали в руках волшебные палочки – у всех у них, оказывается “все признаки налицо”[128]!

Нет, не сказки Ролинг я защищаю. По прочтении подобных анти-ролинговских опусов мне кажется необходимым защитить честь своей родной Церкви – от имени которой говорят ложь и дурь. И неумностью своих протестов делают прекрасную рекламу хулимой ими сказке и приносят дополнительную прибыль её издателям.

Вот диалог “поттероборца” с православным богословом С. Худиевым на интернет-форуме:

– Пока что ни Вы, ни кто-либо из Ваших сторонников не изложили своей точки зрения: в чём же причины коллективного помешательства детей на её книгах?

– В том, что они дети. Я помню себя ребёнком – мы каждые полгода на чём-нибудь помешивались. После фильма “про Робин Гуда” бегали с деревянными мечами (помню, мне набили пару синяков), после “мушкетёров” – вовсю дрались на шпагах (боюсь, что в масштабах страны даже выкололи один-два глаза). “Поттеромания”, по крайней мере, не требует острых и тяжёлых предметов.

– К чему может привести “поттеромания” (игрушечная магия), как массовое явление, охватившее весь христианский мир?

– Да ни к чему. К чему привела “робингудомания” или “мушкетеромания”? А вот к чему привела “поттерофобия”, уже видно – людей оттолкнули от Церкви, враги христианства ликуют и смакуют “ведьмоискательские” высказывания христиан… Существует интенсивная кампания по выставлению христиан агрессивными, неумными и недобросовестными людьми – это есть на самом деле. Существуют ценнейшие услуги, оказанные антихристианской пропаганде. За такие услуги надо награждать какой-нибудь вольтеровской премией… Все антихристианские сайты с криками радости цитируют антипоттеровские заявления христиан – ну мы же вам говорили, какие они, эти христиане[129].

Открою маленькую тайну: летом 2002 года я предлагал издательству “Росмэн” (тому самому издательству, которое издаёт русские переводы “Гарри Поттера”) выпустить эту мою брошюрку. “Росмэн” отказался. Наверно, это оказалась не та церковная реакция, которую издатели сочли для себя интересной.


Предыдущая страница   Следующая страница
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>
 
Страница сгенерирована за 0.002123 секунд