0


Главная
Главная
 
Опровержения Опровержения
 
Электронные версии книг - скачать
Книги
 
"Гарри Поттер" в Церкви: между анафемой и улыбкой Версия для печати Отправить на e-mail
Оглавление
"Гарри Поттер" в Церкви: между анафемой и улыбкой
Были ли античные мифы в средневековой школе?
Демонична ли нелюдь?
Сказка – гробница мифа
На что намекает “Гарри Поттер”
Сатанистка Роллинг
Когда стыдно быть православным…
Правда “Гарри Поттера”
Налево пойдешь…Направо пойдешь…
Сноски
Предыдущая страница   Следующая страница
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Налево пойдешь…Направо пойдешь…

Педагогика, как и политика – это искусство возможного, искусство компромиссов. Не всё в окружающем мире зависит от нас. Даже дети – несмотря на то, что “долг верующих родителей воспитать ребёнка в послушании”[139] – не всецело в нашей власти. И что же – каждый раз требовать, чтобы всё было по-нашему? Всё подминать под себя и свою мерку? И никогда не приспосабливаться самим? Но в жизни так не бывает. В чём-то реальность изменится под моим усилием, а в чём-то должен буду уступить я.

Иногда надо жестко сказать “нет”.

Но иногда уместнее не заметить, промолчать. Иногда церковным людям приходится отказать себе в удовольствии громогласно оспорить нехристианские действия и убеждения[140].

А порой можно перейти к активному действию – но не с целью опровержения или уничтожения, а с целью приобретения (в культуре это означает – перетолкования).

 Так когда-то произошло преображение японского дзюдо в русское самбо. “Я хотел бы напомнить о происхождении русского самбо. Русское самбо возникло удивительным способом. Святой равноапостольный архиепископ Николай, основатель Японской Православной Церкви, в какой-то момент понял, что японская борьба дзюдо – это не только формирование физической силы, но это ещё и способ духовной закалки. Он тогда послал одного из своих семинаристов в самую лучшую школу дзюдо. И семинарист овладел этой техникой, оставаясь православным христианином, а затем предпринял попытку наполнить технику тем, что даёт православная духовная традиция. Этот человек, который позже стал советским разведчиком, был основоположником школы самбо”[141].

Так когда-то античная философия была перетолкована так, что стала “служанкой” христианского богословия.

Так праздник рождества персидского бога Митры (день зимнего солнцестояния 25 декабря) был переосмыслен и перепосвящён Рождеству Христову (“солнце правды Христос Бог наш”). Некогда языческая масленица стала послушно следовать не за весенней погодой, а за церковным календарём и контрастно приготовлять людей к Великому Посту.

Клайв Льюис любил приводить поговорку: “Всякая дорога из Иерусалима должна быть дорогой в Иерусалим”[142].

С “Гарри Поттером” можно уйти из Церкви. А можно с нею повстречаться.

Книги Ролинг раскрывают такое пространство, в котором можно вести диалог. В это пространство уже вошли миллионы детей. Вытащить их оттуда “анафемами” невозможно. А вот запереть их там с помощью предвзятых “низ-з-зя” можно.

Так что как некогда христианские миссионеры первых веков погружались в мир языческой философии, чтобы в её мире и на её языке говорить с людьми о Боге, так и сегодня можно было бы выучить язык Ролинг для разговора в нашими детьми.

Вот рассказ православного родителя: “Сам я приступил к чтению сериала исключительно из цензорских соображений. Что мне оставалось делать? Два абсолютно благонамеренных магла – бабушка и дедушка, – проконсультировавшись у юной ведьмочки-продавщицы книжного магазина, подарили первую книгу о Гарри Поттере на день рождения своему внуку – моему сыну. Ребёнок начал было читать, но достаточно скоро его не слишком горячий читательский энтузиазм угас. Может быть, его утомили весьма схематичные картины безрадостного дохогвартского детства главного героя, а может быть, он побаивается заявленного магизма, чего я ещё коснусь ниже. Так или иначе, книгу он отложил – а у меня тем самым появилась возможность спокойно оценить этот текст… Я верю, что бывают правильные православные семьи, где дети настолько чисты, что никогда не видели телевизора, а все глумливые попытки их школьных товарищей рассказать, что такое тампаксы, немедленно и с назиданием пресекает низвергающаяся на охальника с небес сера и жупел. Увы – по грехам моим, моя семья не такая. Мой сын уже в дошкольном возрасте по телику и кровавых мордобоев насмотрелся, и сладострастных стонов наслушался, а от просмотренных мистических ужастиков ещё и сейчас спать без света боится. Что до чертей-дьяволов – то они у нас прямо в подъезде на стенках весьма живописно теми же детьми и намалёваны: с синими рогами и красными глазами. Так вот, не для правильных детей, а для тех, которые уже ужалены змеёй магизма – нет ли надежды, что ознакомление с текстом сыграет ту же роль, какую сыграло мужественное созерцание ужаленными евреями воздвигнутого в пустыне медного змея? И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив (Чис 21:9)”[143]. 

Рискованно? Но миссионерство – всегда риск. А отказ от риска разве всегда безопасен? Тот, кто просто от имени Церкви обличит Гарри Поттера – не рискует ли и он чужими судьбами?

У нас отчего-то не принято задумываться над тем, сколько соблазна посеяли “правильные” проповеди “правильных” батюшек. Сколько подростков (да и взрослых людей) на многие годы были оттолкнуты от Церкви потому, что встретившийся им проповедник говорил высокой церковнославянской вязью, в которой эти ребята не узнали ничего понятного для них? Сколько людей стали сторониться Церкви оттого, что встретившийся им церковный проповедник мог только отнимать у них то, что им интересно и дорого, но не смог объяснить, чем же именно Церковь сможет наполнить их жизнь? Таких потерь у нас в церковной среде не принято считать – отряд не заметил потери бойца, анафематизмы допел до конца…

О таких проповедниках верно сказал французский историк XIX века Буассье: “Они требуют безусловного подчинения своим мнениям и в то же время стараются сделать их неудобными для усвоения”[144].

В праве есть упоминание о таком деянии как “оставление в опасности”. Законодательство это деяние квалифицирует как преступное. Могут ли те люди, что замораживают миссионерские инициативы по принципу “кого надо – Господь Сам к вере приведёт”, быть уверены, что на Божьем суде они не услышат об этом своём “благочестии” осуждающий приговор? Их грех хотя бы в противлении евангельскому призыву – “Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой” (Лк. 14,23). Христос говорит: “убеди придти” (убеди внити; compelle intrare) – а благочестивцы умывают руки: сам, мол, Господи, зови в Твой дом, а мы там тихонечко подождём.

Я прекрасно понимаю, что публикацией этих своих “богословских досугов” я вызову всплеск осуждающей реакции в свой адрес со стороны немалого числа церковных людей. Ну что же, как говорится в книжке про Гарри и философский камень: “Храбрость бывает разной. Надо быть достаточно отважным, чтобы противостоять врагу. Но не меньше отваги требуется для того, чтобы противостоять друзьям” – когда друзья совершают ошибку.

Книги про волшебную школу могут стать реальным рассадником антихристианских настроений и среди детей, и среди взрослых – в том случае, если Церковь объявит этим книжкам войну. Но миссионерски и педагогически умнее было бы или просто не замечать их, или же, заметив их существование как объективный, независящий от нас факт, дать этому факту такое толкование, при котором эти книжки стали бы мостиком на дороге в Церковь.

Я не советую читать эти книги тем, кто ещё их не прочитал. Я лишь исхожу из того, что они уже есть в мире наших детей. И предлагаю истолковать этот факт так, чтобы дети не остались с этим фактом один на один, без христианского компаса.

Я просто предлагаю читать эту книгу вместе с детьми – иначе они всё равно будут её читать. Но без нас – в гостях или в библиотеках. Вам нужна такая “партизанская война” в вашей семье?

Я не говорю, что со всем, что написано в этих сказках, христианские педагоги должны согласиться. Но и осуждение не должно быть огульным[145].

Если миллионы детей во всём мире полюбили эту книжку – значит, есть в ней добро и свет, ибо детям вряд ли может понравиться зло. Поэтому и реакция педагога должна быть выверенной, как движения глазного хирурга.

Надо различить: где вместе почитать, где поиграть, где попереживать, а где и – вышутить. “Ты что, малыш, всерьёз в волшебную школу записаться захотел? Да тебя самого, кажется, заколдовали! По моему, к тебе применили заклятие на паралич разума! Знаешь, это когда палочку нацеливают на голову и кричат – “Сумасшестикус!”. Вот мы с тобой сейчас пойдём купим газету с фоторекламой настоящих колдунов. Видишь – вот тут их фотографии. Присмотрись к глазам этих “целителей”. Неужели тебе хочется, чтобы и твои глазки стали такими же пустыми, фальшивыми и злыми? Ты разве не знаешь, что в нашей реальной жизни рядом с каждым настоящим колдуном стоит дементор?”.

Если Вы просто отберёте книгу у ребёнка – Вы потеряете право на подробный критический разговор о ней с Вашим малышом. А если Вы будете вместе её читать и вместе её переживать – то у Вас будет возможность корректировать реакцию маленького читателя так, чтобы не книжка воспользовалась им, а ребёнок – книжкой.

Среди анти-поттеровских книг, с которыми я веду полемику, я хотел бы выделить книгу М. Кравцовой.  Я могу порекомендовать её как в целом вполне достойный пример аргументирования критического отношения к “Гарри Поттеру”. Она правдива в том смысле, что она показывает – что может произойти с читателями “Гарри Поттера”, если мы оставим их без присмотра, просто произнесем “анафему” и удалимся.

Заброшенное поле зарастает сорняками. В своей сегодняшней данности это поле трудное. На нём куча камней, в нём есть пятна, выеденные солью и т.д. Но если просто пройти мимо него, если ограничиться вывеской таблички “Осторожно, мины!”, то это поле всё равно принесет урожай. Но – не нам. Табличке детвора не поверит. Сочтёт за шутку (скорее всего – за неумную шутку). А другие “агрономы” специально засеют его сорняками своих перетолкований.

У нас перед глазами уже немало подобных примеров. Библия, забытая церковными проповедниками, превращается в источник подручных цитат для сектантов. И сатана ведь искушал Христа в пустыне, подбирая цитаты из Библии… Если сегодня в электричке или метро видишь, как человек достаёт из сумки Библию и начинает её читать – в 99 случаях из ста можно быть уверенным, что это сектант.

По этой же логике развивается и история толкинистского движения в России. Книга, написанная христианским автором с целью проповеди христианской системы ценностей, вконец одичала в наших постсоветских условиях. Немалое число толкинистских групп извращённо, сатанистски, прочитали её. Уже есть анекдот о четырёх стадиях развития толкинизма. Первая: “вчера видел хоббита”. Вторая: “пора за кольцом”. Третья: “Профессор (обращение к Толкиену), Вы были неправы!”. Четвертая: “проклятые толкинисты! Они играют в нас!”.

Толкиен подчёркивал, что в его сказке никто никому не молится по той причине, что Бог не может быть действующим лицом сказки, а молиться не-Богу есть язычество. Но толкинисты готовы совершать обряды “во имя валаров”. А кто-то доходит до прямого служения тому “Мраку”, с которым борются положительные герои Толкиена…

В этой мутации российского толкинизма есть и доля моей вины: я 10 лет держал "Властелина Колец” на полке, не раскрывая. Знал, что книга прекрасная, христианская, но всё руки не доходили. Всё надеялся, что кто-то из церковных публицистов обнажит её христианские смыслы… И в итоге – нас опередили всякие “ники перумовы”. Что ж, как сказал блаж. Иероним: “Нашими грехами сильны варвары”[146].

И какой же вывод из этой печальной истории сделали наши богословицы? – “Конечно, Толкиен не обязательно должен нести ответст­венность за то, как истолковывают его книги. Од­нако что сами тексты позволяют делать сатанин­скую интерпретацию, заставляет по крайней ме­ре быть осторожным. Так что выводы можно сде­лать вполне однозначные”[147]. Ну, а поскольку есть умельцы, которые и из чтения Библии могут выцеживать сатанистские и сектантские выводы, то и тут, наверно, уместны “однозначные” выводы о самой Библии…

А ведь всё проще: христианскую культуру надо уметь защищать. Средство защиты – ежедневная проповедь её ценностей и толкование, разъяснение её текстов. Нехристианскую культуру надо уметь вовлекать в диалог, и те её пласты, которые “не против вас”,  объяснять так, чтобы они были “за вас” (Мк. 9,40).

Но это ведь трудно, правда? А так хочется лёгкости… Эх, раззудись плечо, да размахнись рука!…

В кои-то веки детей заинтересовало что-то помимо жвачки. Согласно социологическим опросам, наши, российские дети почти поголовно мечтают переехать в Америку. И вдруг появилась сказка, заронившая в них другую мечту – о поездке к “Хогвартс” (так называется школа, в которой учится Поттер). Но угрюмые тёти говорят им: не смей и думать об этом! Что ж, дети тогда вернутся к своим прежним мечтам. И что-то подсказывает мне, что эти мечты будут отнюдь не о православном монашестве… А вот если бы им сказать: мир чуда действительно существует. Но путь к нему лежит по иным тропинкам. Волшебству мы вас, пожалуй, не научим, но молитве научить можем. А ведь только молитва может породить чудо, которое не раздавит тебя своими последствиями…

В кои-то веки появился роман для подростков, в котором нет сексуальных провокаций. Но и тут вместо благодарности – поток обвинений: критикессам секс видится даже там, где его нет: уже во второй сказке они узрели “зловещие заклинания с сексуальным привкусом”[148]. “Сексуальный привкус” они ощутили в шёпоте василиска… Ну, ясное дело, раз исходная аксиома “экспертизы” состоит в том, что “Гарри Поттер” плох, то вскрытие должно обнаружить в нём всё плохое: “вот и приплыли, всё то же и всё то же: опять смычка рок-музыки, секса и наркотиков – новых, сатанинских “ценностей””[149]. Ни рок-музыки, ни секса, ни наркотиков в “Гарри Поттере” (как в книге, так и фильме) нет, но если доктор сказал в морг – значит, в морг! Так что поттерофобия ничем не лучше поттеромании. “Поттера” выбросить из своей квартиры легко. Но фобии-то останутся! “Плакса Миртл” под церковным платочком найдёт другой повод для слёз и причитаний…

Итак, предлагаю эксперимент. Пусть один и тот же церковный проповедник войдёт в два разных класса светской школы. И в одном классе он будет запрещать детям читать книжки про Гарри Поттера, а в другом предложит читать эти книжки вместе. Как вы думаете, дети из какого класса через полгода станут прихожанами его церкви?

Вот ради этих детей я и говорю своим церковным “друзьям”: подождите пугаться, подождите пугать, подождите осуждать и разоблачать, подождите верить слухам. Оттолкнуть детей от Церкви легко. Оттолкнуть – и остаться в горделивом сознании единственности своей чистоты. А если впустить детей в храм – будет шум, будет беспорядок, будет мусор. Но зато будут и дети.

Сами сказки про Игоря Горшкова (так на русский лад звучит имя Гарри Поттера) – это обычные книжки. Вот только появились они в необычно-плохие времена. Если бы такая книга появилась сто лет назад – она была бы просто доброй фантазией. Вокруг была христианская культура, и она приняла бы в себя ребёнка, прочитавшего сказку про Гарри. И в советской культуре такая сказка была бы безобидна. Но сегодня она стала капелькой, несомой мощной и мутной волной неоязычества. Пособия для “начинающих эзотериков” продаются на каждом углу, идеи “мадам Ваблатски” проповедуются на школьных уроках так называемой “валеологии”, и совсем не нужно искать “Косой переулок”, чтобы найти магазинчик с магическими амулетами и учебниками. От сказки к реальному язычеству переход может оказаться слишком незаметным и быстрым.

В этих условиях прятать от детей книжки про Гарри Поттера глупо. Надо просто подумать о противовесе. О том, как ребёнку дать знания о вере его народа, а не о суевериях далеких и давних кельтов.

Книги Ролинг не связаны с миром христианства. Но из этого ещё не следует, будто они являются сатанинскими. Это своего рода “ничейная полоса”, и тот “делатель”, который ступит на эту полосу, тот и будет выращивать на ней свои плоды. Толкователи и впрямь могут развернуть книги Ролинг в противоположные стороны. Сатанисты проявляют очевидный и, как всегда, грязный интерес к этим сказкам. Они не останавливаются перед прямыми фальсификациями – вроде того, что эти книги одобрил мэтр сатанизма Кроули, или придумывают интервью Ролинг лондонской газете, в котором она якобы выразила свои симпатии сатанизму…

Эти порождения “отца лжи” уверяют, что 20-миллионный тираж этих книг приведёт к пополнению их армии 20-ю миллионами юных новобранцев. И если христиане будут жечь эти книги и плеваться в их адрес, то, пожалуй, так оно и будет. Виноваты тут будут не книги, а мы, ибо дадим повод сработать вполне обычной (а не колдовской) человеческой логике: раз мне книга нравится, а христиане против неё, раз христиане сжигают сказки, в которых ни одного дурного слова в адрес их веры не сказано, значит, что-то и в самом деле у этих христиан не так, значит, стоит прислушаться к их критикам…

Хотите нейтрализовать “колдовское обаяние” Гарри Поттера? Оставьте анафемы в покое. Лучше дайте начинающему “поттероману” почитать такую пародию:

“Один день из дневника Рона или День Хорька
5.30 Проснулся из-за вопля убитого комара. Добил его.
7.00 Проснулся.
7.05 Проснулся ещё раз.
7.15 Проснулся окончательно.
7.20 Проснул Гарри.
7.35 Искал зубную щётку.
7.40 Я же колдун! Почистил зубы с помощью палочки.
7.50 Бежал на урок.
7.52 Наступил на кошку.
7.53 Извинился перед кош… профессором МакГонаголл.
7.55 Прибежал в класс.
7.56 Поздоровался со Злеем.
7.59 Потерял 10 баллов.
8.00 Вынул палочку из зубов.
8.02 Незаметно вытер палочку об Злееву робу.
8.03 Потерял 15 баллов.
8.05 Помешал в котле.
8.10 Помешал в своём котле.
8.15 Помешал Невиллю бросить в котёл Тревора.
8.20 Потерял 20 баллов.
8.30 Осторожно понюхал зелье.
9.15 Очнулся.
9.20 Потерял 30 баллов.
9.25 Добавил в котел сушёного скучечервя.
9.55 Очнулся.
10.00 Ну надо же! Не потерял ни балла!
10.03 Спрятался за котлом.
10.05 Показал Злею язык.
10.10 Показал Злею свой язык.
10.20 Показал Злею свой язык изо рта.
10.30 Показал Злею свой язык из своего рта.
10.40 Показал Злею.
10.50 Потерял все баллы. Был оставлен отскребать Невилля от потолка. Руками! Без палочки!!!
11.00 Скатал Невилля в рулончик и направился к выходу.
11.01 Бормотнул правду про Злея.
11.02 Потерял 10 баллов в долг.
11.10 Наступила перемена.
11.15 Наступил на Тревора.
11.17 Скатал его в рулончик.
11.20 Пришел на Прорицание. Рулончики положил на стул, чтобы им было мягче.
11.30 Вынул рулончики из-под Парватти Патил.
11.40 Увидел смерть с круглыми глазами в хрустальном шаре.
11.42 Отогнал Гарри от своего шара – пусть не отражается!
11.50 Получил от профессора Трелани 25 баллов за смерть.
11.55 Получил от Гарри за смерть.
12.00 Дорисовал себе линию жизни.
12.05 Кончились чернила. Жаль, не хватило на линию ума.
12.10 По синей линии жизни профессор Трелани предсказала мне смерть от удушья.
12.20 Решил не ходить в душ.
12.30 Решил не ходить в душе.
13.10 Проснулся.
13.15 Нацарапал на столике: “Злей – сам свои зелья пей!”
13.20 На столике нацарапалось: “–50 баллов “Гриффиндору”!!!”
13.30 Исправил “–” на “+”.
13.35 Попробовал наложить Дутое заклятье на Невилля с Тревором.
13.40 Попал в Гарри.
13.45 Попал…
13.50 “Подумать только! Мой любимый размер!” – умилилась профессор Трелани.
14.00 Урок кончился. Захватив рулончики, пинками погнал надутого Гарри из кабинета.
14.10 Встретил профессора МакГонаголл. Объяснил, что транспортирую друзей в Большой Зал.
14.13 “Друзей?! – взвизгнула она, – это что – ученики?”
14.15 Взвалил на плечи профессора МакГонаголл без сознания и попинал Гарри дальше.
14.20 Догнала Гермиона. Дала книгу “Хорьки и изделия из них”.
14.25 Гермиона привела в чувство профессора МакГонаголл и ушла с ней.
14.30 Добрались до обеденного стола.
14.50 Заморил червячка.
14.55 Отпустил его на волю.
15.00 Пузыреподобный Гарри спросил, что ему делать.
15.05 Фред (хотя, может, это был Джордж) многозначительно покивал на Гермионин значок.
15.06 Гарри сделал круглые глаза.
15.10 Поздравил Гарри с возвращением в былые объёмы.
15.15 Близнецы надули Невилля через соломинку.
15.20 Тревора надувать не стали – он прекрасно заменял салфеточку.
15.30 Пошёл в библиотеку.
15.35 Старательно обошёл кош…, а нет, всё-таки кошку.
15.40 Раздумал идти в библиотеку.
15.50 Вернулся и наступил кошке на хвост.
15.51 “20 баллов с “Гриффиндора”!” – рявкнула кошка.
16.00 Встретил Краббе и Гойла.
17.00 Очнулся.
17.05 Кто я?
17.10 Где я?
17.15 Какого?…
17.20 Пришла Гермиона.
17.25 Я ненавижу морали!!!
17.30 Гермиона ушла. Язык мой – враг мой.
17.35 Лежать на полу не так уж и противно.
17.40 Противно, когда по тебе ходят.
17.45 Противно, когда по тебе ходит Хаг…
18.15 Очнулся.
18.20 Противно, когда по тебе ходит Квирелл.
18.21 Квирелл?!
18.22 Квирелл??!!
18.25 Решил бросить курить навозные бомбы.
18.30 Отлепил себя от пола.
18.32 Встал.
18.35 Пошёл в гостиную “Грифиндора”.
18.50 Оказывается, Толстая Тётя пригласила в гости Толстого Дядю.
18.51 Не дожидаясь прихода Толстого Монаха, протиснулся в гостиную.
19.00 Решил выкупать Свина.
19.10 Нашёл Свина.
19.30 Поймал Свина.
19.40 Снова поймал Свина.
19.55 Решил попросить Гарри набрать воды.
20.00 Поймал Гарри.
20.02 Поймал Свина.
20.15 Запихнул эту лупоглазую гадость в таз.
20.20 Запихнул Свина в таз.
20.30 Получил от Гарри за “лупоглазую гадость”.
20.35 Очнулся.
20.36 Вылез из таза.
20.40 Поймал мыльного Свина.
20.50 Подарил его Гермионе.
20.55 Получил от Гермионы Свином.
21.00 Достал сборник заклинаний.
21.25 Сборник заклинаний достал!
21.30 Достал Гарри сборником заклинаний.
21.35 Пошёл в спальню.
21.40 Нашёл спальню.
21.41 С визгом был выпихан Гермионой из их спальни.
21.45 Выдернул из Невилля забытую близнецами надувательную соломинку.
21.46 Невилль сдулся.
21.50 Без сил упал на кровать.
21.51 С воплем был выпихан Гарри из его кровати.
21.55 Дошёл до своей кровати.
21.56 С криком выпихал Злея из своей кровати (“Асстань!”).
22.00 Лёг спать.
3.25 Проснулся от того, что в бок что-то кололо.
3.26 Выкинул зубную щётку и заснул.
5.30 Проснулся из-за вопля убитого комара. Добил его.
7.00 Проснулся.
7.05 Проснулся ещё раз.
7.06 Разглядел песочные часики у себя на шее.
7.08 Выкинул времяворот и снова заснул”.
 

P.S. Кажется, из чтения моей книжечки может возникнуть ощущение, будто православные христиане вообще не умеют читать и понимать художественную литературу. Но это не так. Гениальные литературоведы были в ХХ веке в нашей Церкви: Алексей Лосев, Михаил Бахтин, Валентин Непомнящий…

Нехорошо будет также, если у читателя возникнет впечатление, будто все христиане осуждают “Гарри Поттера” и только вот автор сих строк оказался столь “либерален”, что дерзнул сказать доброе слово об этой сказке… Но и это не так.

Скандал подняли американские баптисты (и то полагаю, некоторые, а не все). Но в том же протестантском мире руководство Англиканской церкви рекомендовало священникам использовать эту сказку в своих проповедях, обращённых к детям. Протесты католиков против “Гарри Поттера” мне неизвестны. А процитированная выше Ольга Брилёва – как раз католичка. Более того – 3 февраля 2003 года в Ватикане прошла презентация исследования, проведенного двумя папскими советами – по культуре и межрелигиозному диалогу, “Иисус Христос – источник воды живой. Христианское осмысление New Age”. 92-страничное исследование стало первым шагом Ватикана в формулировании официального отношения церкви к неоязыческому учению New Age. Презентацию нового исследования, предупреждающего о духовной опасности “нью-эйджеровских” настроений, провёл глава папского совета по межрелигиозному диалогу архиепископ Майкл Луис Фитцджеральд. Собравшиеся в Ватикане журналисты не упустили возможности задать вопрос об отношении католической церкви к массовому увлечению книжками про Гарри Поттера. Секретарь совета европейских епископских конференций отец Питер Флитвуд ответил: “…В мире нет человека, который бы в детстве не жил в мире фантазий и волшебства, населённом феями и ангелами. Волшебники и ведьмы не обязательно должны ассоциироваться с антихристианской идеологией”. По его мнению, книги о Поттере помогают детям “понять разницу между добром и злом”. К тому же он убеждён, что писательница Ролинг является истинной христианкой как “по образу жизни”, так и по “стилю письма”[150].

Голоса православных публицистов и профессиональных богословов уж в который раз не совпал. Протоиерей Максим Козлов на радио “Радонеж” сказал, что рекомендовал эту сказку своим дочкам… Отец Максим – доцент Московской Духовной Академии (и преподаёт он там “сравнительное богословие” – то есть объяснение различий между православием и западными течениями христианства) и настоятель Татьянинской церкви при МГУ.

Вторую серию “Гарри Поттера” я смотрел в Киеве. Сеанс был дневной и малолюдный. В зале было 12 человек. Треть из них – православные монахи. После сеанса они сказали, что ощущения у них остались сложные: светлое впечатление от самого фильма, и досада на самих себя за то, что раньше верили клевете.

Вот стенограмма телепрограммы “Православная энциклопедия” ““Гарри Поттер”: волшебная сказка или инструкция по магии и колдовству?” (эфир 21 декабря 2002 на телеканале ТВЦ; http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=202&did=2347&p_comment=belief ). Передача всегда ориентирована на официальную позицию Патриархии, ведёт её пресс-секретарь патриарха Алексия.

Ведущий Н.И.Державин: Доброе утро! В эфире - “Православная энциклопедия”. Сегодня мы поговорим о детской литературе, о тех сказочных героях, которые покоряют сердца наших детей. Я хочу представить вам гостей нашей студии - Георгий Николаевич Юдин, детский писатель и художник, и Надежда Васильевна Малкина, научный сотрудник Института практической психологии и психоанализа. Поводом к сегодняшнему разговору о детской литературе послужил необыкновенный интерес, можно даже сказать бум, который вызвали книги о Гарри Поттере, написанные английской писательницей Джоан Роулинг. Журналисты называют ажиотаж вокруг этих книг “поттероманией”. А вы как думаете, есть ли такое явление как “поттеромания”?
Н.В.Малкина: Я бы хотела начать с того, что нужно сперва определить: с чем мы имеем дело? Мы имеем дело с совершенно конкретным специальным жанром - волшебной сказкой, которая была притягательна для детей всегда и, я думаю, будет таковой ещё долгое время. Волшебные сказки - это те сказки, в которых есть колдуны, злые и добрые, в которых есть магические предметы - волшебные палочки, живая и мёртвая вода и т.д., где есть герои, которые побеждают злых колдунов, пользуясь помощью доброго волшебства.
Н.И.Державин: Георгий Николаевич, а как вы думаете?
Г.Н.Юдин: Я думаю, такой мании, о которой сейчас так много говорят, на самом деле нет. Мне кажется, что это искусственно раздутая проблема. Давайте вспомним советские времена: тиражи в полтора миллиона были тогда нормальными тиражами, и никто это не называл “манией”. Издавали огромными тиражами Носова (и до сих пор его читают!), “Буратино” моего любимого, “Чёрную курицу”. И никто из этого не делал какой-то сенсации.
Н.И.Державин: Вы думаете, ажиотаж вокруг “Гарри Поттера” - это работа средств массовой информации, пиар-компания?
Г.Н.Юдин: Да, это пиар-компания, но на хорошей книге, кстати. Ведь плохую книгу, как ее не рекламируй, популярной не сделать, она не прозвучит. Другое дело, что книга о Гарри Поттере стала единственной книгой, о которой только и говорят сегодня.
Н.И.Державин: А вы сами читали её?
Г.Н.Юдин: Я осилил первый том.
Н.И.Державин: И как впечатление?
Г.Н.Юдин: Я читаю иначе, чем ребёнок. Наверное, нельзя сравнивать мои впечатления с впечатлениями ребёнка. Я читаю профессионально, осмысляю, как строятся фразы, как развивается сюжет. С точки зрения сюжета - много находок, много интересных новаций. Но как литература, “Гарри Поттер” - это не большое достижение. Хотелось бы пожелать нашим детям читать русскую литературу, а не перевод “Гарри Поттера”, который, кстати, по-моему, получил премию за самый плохой перевод.
Н.И.Державин: Надежда Васильевна, как Вы думаете, в чём секрет популярности книги о Гарри Поттере с точки зрения детской психологии?
Н.В.Малкина: Опять же я вернусь к секрету волшебной сказки. В волшебной сказке герой проходит путь личностного становления. Он, может быть, не познаёт многого (как в видеосюжете было сказано, что книга должна быть познавательной, открывать новое в этом мире), но он познаёт через сказку нечто в мире собственной души. А это исследование, это познание - одно из самых захватывающих. Этот путь - путь маленького героя - в книжке “Гарри Поттер” описан достаточно многосторонне и творчески, и самое главное, что, как и в любой волшебной сказке, там счастливый конец. Ребёнок это помнит, и поэтому ему ничего не страшно в этих магических приключениях.
Н.И.Державин: Георгий Николаевич, а что вы скажете по поводу реакции взрослых? Скажем, известны случаи, когда взрослые, поддерживая увлечение детей, стригут ребятишек под Гарри Поттера или ищут им очки, чтобы они были такие же, как у Гарри Поттера. То есть создаётся определённый кумир. Как бы вы прокомментировали такое явление?
Г.Н.Юдин: Известна библейская заповедь “не сотвори себе кумира”. И в этом смысле для семьи верующей, православной это, конечно, ужасно, когда ребёнок вовлекается в систему ценностей, чуждую христианству. Ведь что такое магия? Это действо, враждебное вере в Бога. Ведь магия призывает себе в помощь тёмные силы, тогда как молитва призывает в помощь Бога. И с этой точки зрения в православной семье, конечно, будет отрицательное отношение к такого рода книгам, как бы там ни пытались нас убедить в том, что это добрые волшебники, и все эти магические заклинания не имеют реальной силы, и что вещество, из которого делается какое-то зелье, не существует в природе. Всё равно таким образом размывается устоявшееся в христианских семьях мнение, что магия - это вред. Книга о Гарри Поттере, по-моему, эти понятия размывает. И это приводит к тому, что сознание детей искажается. Например, я знаю, что одна учительница провела такой эксперимент в школе. Она задала вопрос: “Дети, кто читал книг у о Гарри Поттере?” Оказалось, что все читали. “А если бы в ваших почтовых ящиках появилась листовка, призывающая вступать в клуб чёрной магии, кто бы пошёл?” Стопроцентно все подняли руки. Вот ответ на то, чем всё это может обернуться.
Н.И.Державин: Надежда Васильевна, как тема магии, на Ваш взгляд, представлена в этой книге? Это опасно или нет, вредно или не вредно?
Н.В.Малкина: Мне кажется, если слово “магия” заменить обычным для сказки словом “волшебство”, тогда бы всё встало на свои места. Живая и мёртвая вода существуют во всех сказках. Из какой-то лужицы напивается братец Иванушка водички и становится козлёночком - трансформация! Там ведь это не называется магией. Мне кажется, что ребёнок всё это воспринимает по-другому, он же не читал взрослых книжек про магию. Для него это - сказка. Это то самое сказочное пространство, сказочный мир, который необходим для того, чтобы фантазия жила в ребёнке. Слава Богу, что живёт фантазия, дети фантазируют.
Н.И.Державин: Сейчас мнений о Гарри Поттере очень много - от восторженных, до резко отрицательных. Я предлагаю послушать мнения священнослужителей Русской Православной Церкви.
Священник Димитрий Рощин: “Если рассматривать любую литературу, даже не касаясь конкретно “Гарри Поттера”, то следует признать, что христиане обладают способностью с помощью веры прозревать истину, отличать добро от зла, отличать то, что служит назиданием душе и то, что служит ей во вред. Поэтому я думаю, что любая литература может послужить ко благу человеку, только нужно уметь правильно её читать”.
Священник Роман Зайцев: “Человеку православному, я думаю, мало что опасно, если он делает это не сознательно искушая Бога, а просто ради какого-то отдохновения”.
Диакон Андрей Кураев: ““Гарри Поттер” только в одном случае может стать вредным: если мы запретим детям его читать от имени Церкви. В этом случае дети поверят сатанистам, которые считают что это - действительно реальный мир магии и волшебства, а христиане в этом ничего не понимают и противятся. Я думаю, что мы просто должны вместе с детьми читать эту книгу и при этом давать свои комментарии и свои оценки. Вот, знаешь, здесь нравственный урок хороший, это сюжет волшебный, но это - сказка, ты же понимаешь. А вот это - не сказка: этот сюжет - не волшебный, и ты знаешь, колдовство действительно есть, и от него надо защищаться, только не так, как Гарри это делал - ведь это же сказка, здесь намек некий, да? В Церкви у нас есть для этого свои рецепты - причастие, покаяние и молитва к Тому, Чьё имя не называется в сказках о Гарри Поттере, но Чьё Рождество и Пасху там всё-таки празднуют”.
Н.И.Державин: Надежда Васильевна, у меня к вам вопрос. Сейчас родители часто жалуются, что дети стали мало читать. Смотрят мультики, играют в компьютерные игры и так далее. Как вы считаете, можно и нужно ли помогать детям в поиске литературы? Может быть, они даже не знают, что хорошо, а что плохо, какая литература полезна, а какая вредна?
Н.В.Малкина: Вообще всегда родители создавали для своих детей определённый круг чтения. Наверное, ребёнок в принципе не должен иметь доступа ко всему выбору литературы. Я думаю, что родители должны это сделать за него. Действительно, очень хорошо было сказано, что семья играет определяющую роль в том, что будет выбрано для чтения ребёнка. Но в то же время запрет на какую-то определённую литературу едва ли приемлем. Для меня это очень противоречивая позиция - создание запретного плода.
Н.И.Державин: Это ведь зачастую вызывает, наоборот, дополнительный интерес.
Н.В.Малкина: Прочитает и, причём, не поделится потом прочитанным со старшим. Лучше всё-таки, когда ребёнок делится мыслями о прочитанном, спрашивает, задаёт вопросы и получает ответы. А по поводу того, что дети сейчас мало читают, могу сказать: они делают то, что проще, и это надо использовать для того, чтобы привить им интерес к книге. Проще читать, когда слова воспринимаются уже как образы. Это узнавание даёт возможность читать и сразу сопереживать. Для того, чтобы начать больше читать, нужна какая-то очень “вкусная” приманка. Чем хорош Гарри Поттер - там такой сюжет закрученный, что ребёнок благодаря ему продирается сквозь это своё неумение узнавать. А к концу книги - второй, третьей, четвёртой - он уже может привыкнуть к литературе. Я знаю, что многие дети после “Гарри Поттера” начинают читать другую детскую литературу, потому что они уже научились читать.
Н.И.Державин: Георгий Николаевич, скажите, а как по-вашему лучше приучить ребёнка к чтению?
Г.Н.Юдин: Я думаю, что приучить к чтению совершенно невозможно. Это такой же талант, как талант писателя, художника. Заставить можно. Но получит ли при этом удовольствие ребёнок от прочитанного? Не думаю. И кроме того, в школе на уроках литературы, как правило, учат понимать сюжет. А я думаю, что воспринимать искусство надо не сюжетно, как, например, когда к картине подходишь (“Ой, сено-то скошено!”, а там совсем о другом речь идёт). То же самое и во всей нашей удивительно богатой литературе - о другом речь, о красоте! Вот каких-то таких широких понятий в школьном обучении нет. Не учат понимать красоту фразы, как она построена, насколько она необыкновенна по отношению к обычной речи. Вот если бы такой курс обучения был, тогда большее число детей проявляло интерес к литературе. Хотя, конечно, и это не гарантирует стопроцентного успеха: психологи говорят, что всего 5 % людей имеют стремление воспитываться, самообразовываться и совершенствоваться.
Н.И.Державин: Спасибо за участие в нашей программе. Всего вам доброго, до свидания.

Мир Церкви – он сложен, потому что человечен. Разные люди. Разные вкусы. Разные понимания и разная способность понимать. В этом мире надо учиться жить, ориентироваться, думать. Единство Церкви определяется единством нашей веры во Христа, а не единообразием наших суждений о сказках. В пятом веке блаженный Августин сказал, что принцип церковного устроения прост: “В главном – единство; во второстепенном – свобода, и во всём – любовь”. Отношение к “Гарри Поттеру” есть “второстепенное”.

Это значит, что не имеет ответа вопрос “А как Церковь относится к “Гарри Поттеру”?” А никак не относится. А много чести “Гарри Поттеру” – чтобы Церковь к нему как-то относилась. Ибо если бы было сформулировано именно отношение Церкви (всей Церкви) к этой сказке, это означало бы, что из разряда “второстепенного” сей сюжет перешёл бы в разряд “главного”. А уж чем-чем, а “главным” “Гарри Поттер” никак не может быть в жизни христианина: ни как предмет его любви, ни как предмет его ненависти.

Я рассказал просто о своём, сугубо частном опыте восприятия “Гарри Поттера” и разговора о нём с детьми. Рассказал с чувством благодарности к сказке за то, что она позволила мне на несколько часов вернуться в мир детства. Написал же я эту книжечку с тем, чтобы сказать людям, у которых подобное, доброе отношение к этой сказке: если вы её полюбили, то не стоит считать, будто между вами и миром Церкви пролегла линия фронта. Слухи о “нетерпимости” Православия преувеличены.


Предыдущая страница   Следующая страница
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>
 
Страница сгенерирована за 0.002703 секунд