0


Главная
Главная
 
Опровержения Опровержения
 
Электронные версии книг - скачать
Книги
 
Об "антиисламских карикатурах" Версия для печати Отправить на e-mail

Интевью газете "Время новостей" 13 февраля 2006

Различие между разными культурами, народами состоит в различии их культурных сценариев. Культура ухаживания и культура болезни, культура войны и культура ссоры, культура торговли и культура праздника – эти вещи могут очень серьезно различать разные эпохи, народы, культуры. Дело не в разрезе глаз и не в цвете волос, а в том какая модель поведения считается нормативной. Сейчас мы увидели, что считается «нормативным» в мире ислама, если им что-то не нравится в любой точке планеты. А, значит, не надо идеализировать своих соседей по планете. Люди, которые готовы громить и убивать из-за карикатур, дают нам понять, что с их религией что-то не в порядке.

В истории с датскими карикатурами поражает несколько вещей.

В арабском мире вдруг вспыли карикатуры, которые на самом деле никогда в Европе не публиковались. То есть в датских СМИ был опубликован один набор, а на Восток попал совсем другой, радикально неприличный. Пророк изображен там в виде свиньи, занимается педофилией, вступает в сексуальные отношения с ослом. Была сделана сознательная провокация. С чьей стороны, зачем, этого я уже не знаю. Но то, что публикация в датской газете была использована кем-то, чтобы из мухи сделать слона, несомненный факт. И слон получился.

Я слышал от политологов версию, что это американская провокация. США очень важно поссорить Европу с миром ислама, потому что последние 10 лет Западная Европа, прежде всего Франция, лоббирует интересы мусульманского мира. Может быть, накануне уже антииранской кампании Вашингтон заинтересован в том, чтобы консолидировать своих союзников, напугав их оскалом мусульманского фундаментализма. Но это лишь одна из версий, и у меня нет ее доказательств. Оскал же в любом случае получился вполне убедительный.

Отдельно хочу сказать о самих карикатуристах, чтобы было понятно, что я себя с ними в одном ряду не чувствую. Я сам являюсь человеком, который критикует чужие религиозные взгляды, в том числе и некоторых православных людей, если речь идет не об учении церкви, а о приходских суевериях. Но при этом я разрешаю и другим критиковать мою веру и мои слова. Я могу оправдать и понять человека, который критикует мои святыни исходя из глубочайшего убеждения. К примеру, Джордано Бруно. Для него его вера была вопросом смерти и жизни. От своих взглядов, святынь он не отрекся даже под угрозой костра. Я не согласен с его позицией, но я уважаю его. В случае с датскими карикатуристами ребята просто работали на свой рейтинг, гонорар, имидж. И вот ради таких соображений делать выпад в адрес святыни других людей не порядочно. Их действия оправдывать не собираюсь.

Удобоподвижность масс исламского мира на провокации – довольно опасная вещь. Провокация – провокацией. Но тот, кто поддается ей, тоже виноват. Человек, которому всюду мерещится нападение, и он достает крупнокалиберный зенитный пулемет и стреляет по каждой пролетающей мухе – неадекватен и, мягко говоря, опасен для своих соседей по дому и по планете. Способность всюду находить врагов и тут же прибегать к крайне радикальным и примитивным формам решения своих проблем, причем зачастую фиктивных, кажущихся проблем ужасает. Ужасает готовность обобщать.

Я убежден, что в ответ на эти слова, наши мусульманские интеллектуалы скажут – «Кураев обобщает: нельзя критику в адрес экстремистов переносить на весь ислам». Ой, с какой радостью я не буду обобщать. Но смотрите, что происходит на уровне государств, когда целая страна разрывает отношения с цеой же страной (Данией), отзывает послов за один рисунок в одной негосударственной газете. Так кто, простите, обобщает?

Мы подошли к очень серьезному вопросу - о культуре насилия в Исламе, о пороге обращения к оружию. Вот жизненно важный «культурный сценарий»: когда и в связи с чем можно разрешить себе гнев, публичное проявление гнева и тем более насильственное действие против другого человека. В массовом сознании мусульман опасно занижены пороги, когда агрессия считается разрешенной. Простите, факт есть факт. Мусульманские погромы, явившиеся реакцией на карикатуры, фактически подтвердили тот самый месседж, который был заложен в датских карикатурах. Напомню, что самой обидной из реальных датских карикатур была та, где пророк Мухаммед был изображен с тюрбаном, из-под которого выглядывала бомба. Взрывоопасность исламской бомбы вполне себя подтвердила сейчас в этих событиях.

Как можно с этим бороться? С одной стороны я вижу сценарий американской политики. Это путь «обезопашивания» мира ислама через его разложение в голливудской попсе. Людям показывается сладость обычной земной жизни, потребительский рай, который, быть может, отвлечет от мыслей о небесной обители. Этот путь показал свою эффективность в борьбе против христианской цивилизации. Но хоть и называется этот путь «гуманизмом», а в реальности он расчеловечивает людей и даже просто вычеркивает их из жизни. На примере всего западного мира мы видим, что люди, принимающие всерьез такой стиль жизни и такую систему ценностей, сами подписывают приговор своей цивилизации - демографический кризис, самоубийства, наркомания, алкоголизм и другие проявления новейшей «культуры смерти». Нефть и дети – вот надежды, оставшиеся в руках у мусульман. Я рад, что у них рождается много детей, но хотелось бы, чтобы и у нас тоже так было.

Второй вариант – действие по принципу «разделяй и властвуй», игра на раздоре внутри мусульманского мира. При этом сценарии агрессия, которой сочатся мусульманские массы, обращалась бы друг на друга. Можно сказать, что это классическая английская политика.

Наконец, есть третий вариант - Советского Союза. Это создание университетского интернационала. Мне кажется люди, прошедшие хорошие европейские университеты, легче находят общий язык друг с другом, легче понимают болевые точки друг друга и благодаря этому более терпимы. Подчеркну, речь идет не о миссионерской деятельности, не о проповеди христианства. А скорей о воспитании ума и чувства, повышении общего образовательного, культурного и научного уровня, то есть путь просветительский. Мне кажется, что это один из наиболее удачных сценариев выхода из ситуации. Но вот может ли он быть массовым, не знаю.

Разочаровывает, что в исламском мире такой важный и сильный инструмент как просвещение, используется для прямо противоположных целей. Мы видим, как центры мусульманского просвещения в ближневосточном и срезднеазиатском мире стали в 20 веке центрами подготовки экстремистов. К примеру, движение «Талибан» в Афганистане – это же семинаристы.

Хотелось бы, конечно, считать это случайностью или воспитательной работой, сделанной наполовину. То есть людей познакомили с Исламом на достаточно примитивном ПТУ-шном уровне. И поэтому они пошли путем экстремизма и погрома. Есть надежда, что если бы они познакомились с миром Ислама глубже, и также с историей мировых религий, то, может быть, тогда они иначе переживали бы и свою собственную святыню. Конечно, есть узкая прослойка европеизированных исламских проповедников и в России и в Западной Европе, есть и отдельные интеллектуалы на Ближнем Востоке. Это люди с которыми можно общаться, вести диалог. Но пойдет ли за этими людьми общая мусульманская масса, достигнет ли она хоть приблизительно их уровня?

Мусульманские интеллектуалы считают, что агрессия - это некая чужеродная примесь. И я рад бы так считать. Но тогда покажите, как эту примесь можно выплавить оттуда. А пока же мы сталкиваемся с реальной амальгамой национальных традиций, социального примитивизма, исторически понятной озлобленности и личной невежественности. И эта амальгама сознательно базирует себя на Коране, на определенной традиции прочтения Корана.

Вот одна из самых взрывопасных страниц Корана: «Обрадуй же тех, которые не уверовали, мучительным наказанием, кроме тех многобожников, с которыми вы заключили союз, а потом они ни в чем пред вами его не нарушали и никому не помогали против вас! Завершите же договор до их срока: ведь Аллах любит богобоязненных! А когда кончатся месяцы запретные, то избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте! Если они обратились и выполняли молитву и давали очищение, то освободите им дорогу: ведь Аллах - прощающий, милосердный! (9,3-5).

И вот комментарий к ней: «Передают со слов Ибн Умара, что посланник Аллаха сказал: Мне велено сражаться с людьми, пока они не засвидетельствуют, что нет божества, кроме Аллаха, и что Мухаммад – посланник Аллаха, и станут совершать намаз и выплачивать закят. Когда они станут делать это, они защитят от меня свою. Жизнь и свое имущество, если только ислам не представит мне право на них, а счет им будет предъявлен Аллахом» . Интересно, что коранический текст ужесточен этим комментарием. Первый можно понять как говорящий о воздаянии нарушителям мирных договоров: мол, клятвопреступников надо проучить. Но предание, воспроизведенное в комментарии, ставит уже совершено тотальную цель: сражаться со всеми до полной победы ислама во всемирном масштабе. Можно было бы забыть об этом древнем толковании, если бы не статус книги, из корой оно извлечено. Это издание выполнено «под руководством Министерства исламских дел, вакуфов, проповеди и наставления Королевства Саудовская Аравия» и представлено как подарок самого короля. Вот нам и подарочек от исламских интеллектуалов 21 века…

Я считаю, что настало время снять табу с темы об агрессивности, растворенной в мире ислама.

Сегодня на мусульманских сайтах диакон Андрей Кураев нередко цитируется с такой приставкой – «известный исламофоб». Ну хорошо, да, я уже боюсь ислама, что из этого? Это вы заставили меня бояться ваших уродов. Не все мусульмане – уроды, но сами уроды свою ненависть и свое право на силу обвивают зеленым флагом. Так что это уроды из вашей семьи, а не из моей! И делать вид, что их не существует, я не буду. Это ваш долг доказывать не на словах, а на деле, что те, кого я боюсь - мутанты, а не законный плод вашей истории, вашей культуры и вашей веры. Ведь сами-то уроды считают именно себя органическим плодом, а остальных мусульман мутантами, подпавшими под влияние чужой неверной культуры.

Я считаю, что мы должны всячески подстегивать мусульманских интеллектуалов вести обеззараживающую работу в их собственной среде, подбирая и создавая мирные толкования воинственным стихам Корана (а отнюдь не те, что посланы в Россию саудовским королем). Чем подстегнуть таких толкователей? Ну, конечно, не оружием и не полицейскими санкциями. Надо просто снять табу с нашей стороны на публичные высказывания наших страхов перед лицом такого ислама. Ты дорожишь честью своей веры? Ну, тогда не позволяй своим единоверцам пугать ею людей.

Когда-то давно я очень спокойно относился к миру ислама. Он был для меня экзотикой, во многой завязанной на Омаре Хайяме и сказках «1001 ночи». У меня вызывали уважение верующие люди в нашей стране атеистов. Но однажды статья, прочтенная в газете «Атмода», сняла шоры с моих глаз. Эта газета издавалась Народным фронтом Латвии в конце 80-х годов, когда в республиках СССР возникали национальные антикоммунистические движения. Издание было популярным, в том числе и среди московской интеллигенции. Так вот в этой газете было помещено интервью с председателем народного фронта Азербайджана, который, обращаясь к латышам, говорил, что цели их «фронтов» абсолютно разные. Он симпатизировал желанию прибалтов выйти из Советского союза. Но пояснял, что его народный фронт выступает против дальнейшего распада. В интервью говорилось, что Советский союз – это уникальный конгломерат христиано-мусульманских народов, в котором есть все шансы сделать преобладающим именно мусульманское влияние на столь огромной территории. Значит – снова кто-то хочет поменять небо над моей землей….

Говоря о вероятности войны между исламским и христианским миром, скажу, что она достаточно низка. Война никому не нужна. Лидеры мусульман прекрасно понимают, что не стоит разрушать как свою инфраструктуру, так и инфраструктуру западной Европы, если со временем она все равно будет принадлежать им. Идет тихая мутация.

И сами мусульмане хорошо понимают асимметрию идеологических орудий – тех, что в их руках и у их пока еще гостеприимных европейских хозяев. Как-то я прочитал в прессе мнение одного европейского мусульманского лидера, который заявил – «Ваши законы, законы европейцев помешают вам оказывать нам сопротивление. А наши законы не помешают нам взять власть над вами». 30 лет назад Солженицын пробовал пробудить в западных демократиях решимость сопротивляться коммунизму и выйти из спячки. Сегодня большевизм позеленел, но сохранил свою родовую черту – решимость во имя своей веры убивать других.

(последние три абзаца опущены редакцией)

 
Страница сгенерирована за 0.002261 секунд