0


Главная
Главная
 
Опровержения Опровержения
 
Электронные версии книг - скачать
Книги
 
"Русский вестник" в своем репертуаре Версия для печати Отправить на e-mail

Русский вестник - 05.03.2003
Дьякон А. Кураев - буревестник гигиенической революции

Основная тема третьего номера газеты антиправославного лобби "Церковный Вестник" - Рождественские чтения. Только они подаются почти исключительно сквозь призму одной секции - "Православная журналистика", где это лобби попыталось подать в негативном свете "Русский Вестник". Причем назначившему себя "главным сектоведом" Дворкину место отведено дважды. И все подается под видом обвинения нашей газеты в организации "кампании за канонизацию царя Ивана Грозного и "старца" Григория Распутина". Клеветнический характер упомянутой кампании мы вскроем в последующих номерах.

Пока же обратило на себя внимание, что одним из главных обличителей оказался дьякон А. Кураев. В опубликованом выступлении он позволяет себе говорить о "Русском Вестнике", что наша газета "бьет по твердыне церковного канонического сознания". Это Кураев себя имеет ввиду? Далее: "Это маргинальные издания", "их реторика не здравая"... В этой связи читателю интересно будет познакомиться со следюущим сообщением:

Уважаемая редакция!

Посылаю вам для публикации материал из далекого Магадана. Он связан со скандалом, который учинил у нас в городе столичный лектор-гастролер, дьякон и "богослов" Андрей Кураев. Нужно заметить, что позиция сего "богослова" по ряду вопросов довольно часто радикально отличается от истин православного вероучения. Ему и Святые Отцы не указ, и Каноны для него - не свод незыблемых правил, а всего лишь сборник устаревших документов, нуждающихся в пересмотре и изменении.

Но даже на этом фоне его заявления, сделанные недавно в Магадане, выглядят беспрецедентно скандально.

Одно из своих выступлений Кураев посвятил роли женщины в Церкви, предварив его обещанием рассказать, почему в наше время женщинам уже необязательно соблюдать церковные правила относительно одежды и косметики. По ходу лекции, к удивлению многих присутствующих, профессор духовной академии продемонстрировал поразительную осведомленность в особенностях женских циклов, а также сопутствующих этим циклам проблемах.

Выяснилось, что ему прекрасно известно, как тяжело было женщинам до так называемой гигиенической революции, когда не было не то чтобы привычных сегодня прокладок и тампонов, но даже элементарного нижнего белья. То ли дело сейчас! Теперь, по словам лектора, женские проблемы перестали быть проблемами окружающих. Никого не беспокоят "неприятные запахи" и не смущают "кровяные следы" на полу храмов. Да и у самих женщин ноги уже не "прилипают к полу" как в былые времена.

Так к чему теперь запреты на посещение церкви в "критические дни"? Разговаривать в церкви женщинам тоже можно, и не только разговаривать, но и проповедовать. А то, что говорил Апостол Павел в отношении жен - не более чем "педагогика", применимая к тому периоду времени, когда не было тампонов и прокладок. Теперь же, ворвавшаяся в нашу жизнь "гигиеническая революция" окончательно устранила еще одно препятствие на пути женщины к равноправию.

Но не станем посвящать читателя во все подробности поднятого Кураевым вопроса, ибо это не самое странное из того, что прозвучало на этой лекции.

Самое странное произошло после завершения основного монолога, когда начали поступать записки с вопросами из зала. в этот момент из зала поступила реплика, относящаяся к уже упомянутому интервью из журнала "Факел" №9 2002 г. В этом интервью на вопрос, может ли гомосексуалист быть православным священником, Кураев ответил буквально следующее: "Да, может. При условии, если он, как и человек нормальной сексуальной ориентации, умеет контролировать свое влечение".

Понятно, что такой ответ не может не вызвать недоумение у всякого нормального человека и он, что вполне естественно, захочет удостовериться, нет ли в журнале ошибки. И если никакой ошибки нет, потребует исчерпывающих объяснений по поводу позиции, допускающей совместимость содомии и благодати. Тем более, вопрос этот касается даже не столько самого дьякона, сколько доброго имени всей православной Церкви. Но каково же было удивление аудитории, когда Кураев, нисколько не колеблясь, подтвердил свои высказывания по этому вопросу, ответив: "Совершенно верно и очень просто. Это реальный факт церковной истории". Но тут в ситуацию снова решительно вмешался епископ Феофан: "Стоп. Я хочу внести ясность как епископ. Не может гомосексуалист по канонам церкви стать священником. И одно дело икономия - он может молиться, каяться, но священником быть не может".

Вынужденный уступить авторитету епископа, Кураев, тем не менее, попытался возразить: "Практикующий гомосексуалист". Но правящий архиерей настоял на своем: "Не будем дискутировать. Это ответ правящего епископа, отвечающего за паству. Еще раз повторяю: гомосексуалист не может быть священником, а если таковой будет уличен и его вина будет доказана, он подлежит извержению из сана. Все".

На этом лекция завершилась, породив в умах смущенных слушателей целый ряд нелицеприятных вопросов. По какому праву дьякон, вооружившийся упаковкой женских гигиенических прокладок, пытается пересматривать церковные каноны? Что вообще происходит с нашей Церковью, если между правящим архиереем и официальным богословом стал возможным спор на "острую" тему гомосексуализма? И наконец, что заставляет Кураева столь лояльно относиться к пороку, в ветхозаветные времена каравшемуся смертью?

Алексей ЩЕРБАКОВ.

 

После этого очень любопытно было читать сообщение о том, что "за многолетние миссионерские труды и в связи с 40-летием со дня рождения диакон Андрея Кураев Святейшим Патриархом Алексием удостоен орденом преп. Сергия Радонежского III степени".

В этой связи весьма забавно было читать в "Церковном Вестнике" следующие сентенции отца дьякона: "Уже много лет у меня возникает недоумение, почему на каждую Пасху и на каждое Рождество Патриарх посылает поздравления редакции "Русского Вестника".

Видите, как: мне, мне награды, а другим не сметь даже писать...

МОЙ КОММЕНТАРИЙ:

В изданиях, давно уже не упускающих случая к тому, чтобы помешать возрождению миссионерской деятельности Русской Церкви – то есть в «Русском вестнике» и в «Руси православной» -появился очередной текст, содержащий крайне резкие выпады в мой адрес. На сей раз полосы этих изданий были предоставлены магаданскому журналисту Александру Щербакову.

Г-н Щербаков – лидер магаданского отделения РНЕ. Это важно помнить, читая его текст. Единственный повод, заставляющий его браться за перо – это излияние собственной ненависти к кому-нибудь. И православие для него не более чем повод оправдать и облагородить эту свою неизбывную ненависть.

Вот и на мою лекцию он пришел только ради того, чтобы устроть скандал. Две «ереси» на этот раз он усмотрел в моих словах.

Точнее, одну из них («лояльное отношение» к гомосексуализму) он обнаружил еще до лекции – прочитав журнал «Факел» с моим интервью.

Интервью есть интервью: издание оставляет те моменты, какие соответствуют его интересам и уровню понимания проблемы журналистом. Полностью же мой ответ на вопрос, заинтересовавший магаданского баркашовца (и, соответственно, «Русский вестник» и «Русь православную») таков:

- Может ли гомосексуалист стать православным священником?

- Церковные каноны однозначно определяют гомосексуализм как деяние, несовместимое со священным саном. Но в том-то и неясность, что каноны (нормы права, законы) говорят именно о деяниях. На языке церковного права гомосексуалист – это человек, совершивший определенное деяние. На языке же современной психологии гомосексуалист – это человек с гомосексуальным влечением. Значит, сегодня это слово понимается более широко.

Отсюда и неясность: поскольку каноны говорят о действиях, а не о помыслах, то можно ли безусловно распространять определения церковных канонов на людей, еще не совершивших гомосексуальных поступков и отказавшихся от их совершения? Может ли канон, право наказывать за помысл, регулировать чувства?

Не во всех своих мыслях человек свободен. Что-то в него всевается «лукавым». Что-то определяется психическими травмами и впечатлениями детства (как раннего, так и подросткового). Если человек, заметив в себе гомосексуальное стремление, пугается его, оценивает его негативно, кается в нем и не допускает себя до соответствующих деяний - то с точки зрения христианства это прежде всего аскет. Он победил свой помысл, хотя до конца еще и не искоренил его (а какой вообще греховный помысл можно до конца искоренить?). За что же его наказывать?

А ведь такая борьба бывает и у святых. Даже искренний, даже святой христианин может быть стужаем этим искушением: «Вопрос: Помысл говорит мне, чтобы я беседовал с братом, к которому чувствую влечение, когда его вижу… Ответ: Брат! И я в юности моей многократно и сильно бывал искушаем бесом блуда и трудился, подвизаясь против таких помыслов, противореча им и не соглашаясь с ними... Брань сию упраздняет непрестанная молитва с плачем… Да не расслабят тебя бесы, чтобы обращать внимание на брата, которым завлекаешься, или беседовать с ним, но если тебе и случится нечаянно с ним сойтись против твоего желания, удержи взор твой со страхом и благопристойностью, и не слушай внимательно его голоса… Скажи помыслу твоему: вспомни страшный Суд Божий и стыд, который постигнет тогда» (Вопросы преп. Аввы Дорофея и ответы старца Варсонуфия Великого, 7).

Как видим, блудный помысл гомосексуального типа сам по себе, раскаянный и не воплощавшийся в блудных действиях, в этом случае не стал канонической преградой для рукоположения. Тем более, что человек не всегда всецело и единственно ответственен за свои мысли: худшие помыслы могут в него всеваться врагом рода человеческого.

Вот обычный мужчина. У него есть обычное мужское чувство влечения к женщине. Но это не значит, что он должен на всех набрасываться. А если он в добрачном состоянии (семинарист) или монах, то он обязан вести целомудренный образ жизни. Если у тебя, по каким-то физиологическим, психологическим или иным причинам, сформировалось влечение к особям собственного пола – это не означает, что ты должен перед ним капитулировать.

Борись. И если победишь, если сможешь контролировать это свое влечение, то сможешь стать священником. Только в том случае, если под «гомосексуализмом» понимать влечение к людям своего пола, а не только сексуальную практику, можно сказать, что человек, у которого это влечение есть, но он не доводит свой гомосексуализм до практики, может стать священником.

И еще один поворот судьбы возможен в связи с этой печальной тематикой. - А что, если человек уже стал монахом, священником, и лишь затем обратил внимание на реальную структуру своих сексуальных впечатлений и осознал себя в психологическом смысле гомосексуалистом? Узнав в себе этот «зов» и с ужасом признав его реальность, он приходит на исповедь к духовнику и говорит, что вот такая мысль вторглась в его душу. Должен ли духовник требовать от такого человека отказа от священного сана? Мне кажется, что нет».

Владыка Феофан, зная скандальный норов это своего якобы прихожанина (которого сам владыка, как он тут же и сказал, ни разу в храме не видел), и в самом деле не позволил мне прокомментировать тот отрывок из моего рассуждения на гомосексуальную тему, который опубликовал журнал и который зачитал Щербаков. Могу уверить, что когда потом я изложил Владыке свою позицию полностью – она не вызвала возражений с его стороны. Более того - в тот же вечер владыка Феофан наградил меня своей архиерейской грамотой…

Что же касается «женской» темы – то тут Щербаков уже пустился во все тяжкие. Я говорю о том, что женщины - преподавательницы Закона Божия - сегодня несут служение проповедников. Магаданский фашист из этого делает вывод, будто Кураев разрешает женщинам «разговаривать» во время богслужения…

Магаданский фашист не мыслит православную веру без «запрета на посещение церкви в "критические дни"». Но сербский патриарх Павел из изучения церковных правил, касающихся этой тематики, сделал вывод, что «месячное очищение женщины не делает ее ритуально, молитвенно нечистой. Эта нечистота только физическая, телесная, равно как и выделения из других органов. Кроме того, поскольку современные гигиенические средства могут эффективно воспрепятствовать тому, чтобы случайным истечением крови сделать храм нечистым, равно как могут и нейтрализовать запах, происходящий от истечения крови, мы считаем, что и с этой стороны нет сомнения, что женщина во время месячного очищения, с необходимой осторожностью и предприняв гигиенические меры, может приходить в церковь, целовать иконы, принимать антидор и освященную воду, равно как и участвовать в пении. Причаститься в этом состоянии, или, некрещенная – креститься, она бы не могла. Но в смертельной болезни может и причаститься, и креститься» (http://www.rocor.de/Vestnik/20022/html/07_pavel.htm).

И это буквально совпадает с тем, что я говорил на магаданской лекции «Женщина в Церкви».

Да, так почему я в начале своей заметки сказал, что «РВ» и «РП» препятствуют возрождению именно миссионерского служения в нашей Церкви? – Да потому, что именно те служители нашей Церкви, которые ведут миссионерскую работу, которые говорят с нецерквными людьми о Православной вере на языке, понятном «внешним», именно эти люди регулярно отслеживаются и публицистически отстреливаются этими изданиями: митрополит Кирилл, профессор А. И. Осипов, профессор А. Л. Дворкин. Я тоже являюсь одной из их любимых традиционных мишеней. А стоило «Церковного вестнику» стать изданием, которое интересно читать не только отцам благочинным – и о нем тут же пошли материалы под заголовками «жидовствующие окопались в Издательском Совете».

 
Страница сгенерирована за 0.001768 секунд